Архив за месяц: Февраль 2012

Грудничковое плавание

грудничковое плавание


[poll id=2]

Михнина А.А.

Грудничковое плавание сегодня приобретает широкую популярность в России. Хотя у него по-прежнему достаточно противников. Коммерческая сторона популярности этого вида детского спорта стоит не на последнем месте в вопрое его популяризации и «раскрутки». Уроки грудничкового плавания с инструктором — удовольствие дорогое. Не многие могут себе позволить полноценный курс занятий.
Стоит разобраться в том, на сколько всё-таки грудничковое «плавание» полезно, или же это просто новая мода, пришедшая из заграницы, и способ вытряхивания денег из молодых неопытных родителей, и действительно ли целесообразно заниматься плаванием с ребёнком именно с периода новорожденности?

  Большинство родителей, услышав о грудничковом плавании, задают вопрос: «А зачем оно нужно ребёнку?», и даже «Зачем я буду его мучить?!» В принципе, научится плавать можно в любом возрасте. Было бы желание. Некоторые родители считают занятия плаванием с маленькими детками насилием над ними. Отсюда и формулировка вопроса в ключе, что это — мучение. Однако, так мыслят, скорее всего, люди, которые сами плавать не умеют или плавают плохо, а потому в воде находиться не любят.
Самые стандартные «бабушкины» опасения: «Ребёнка простудишь!», будет отит, почки застудишь, и вариации на эту тему. Стоит, однако, отметить, что сама по себе формулировка «обучение грудничка плаванию» некорректна. Ниже я поясню это подробнее.
Также при обсуждении грудничкового плавания активно муссируется психологический аспект. В Интернете много статей на темы предполагаемых психологических травм у новорожденных, вызванных обучением их плаванию и нырянию. Аргументами в статьях подобной направленности служат неспособность новорожденного оказывать сопростивление действиям родителей (инструктора), в связи с чем он не может адекватно выразить степень своих «страданий» от процедуры плавания и проныривания, страх утопления, который может возникать в сознании младенца при погружении в воду с головой, а потом трансформироваться в подсознательные фобии, результатом таких страхов психологи предполагают в последствии недоверие детей к родителям (а в случае с матерью — отказ от груди) и т.п. Однако, это лишь догадки. Неонатальная психология на сегодняшний день не существует как наука.

Чтобы немного покрутиться вокруг истины, давайте пойдём по порядку. Целей у грудничкового плавания на самом деле 2:
первичная и основная — неврологическая реабилитация, лечение последствий гипоксии. При проныривании у новорожденного происходит тренировка лёгких, при регулярных нагрузках на дыхательную систему посредством задержки дыхания в организме усиливается метаболизм кислорода, клетки мозга получают лучшую вентиляцию (глубокое полноценное дыхание). Далее при развитии плавательных навыков в результате затрудненного вдоха при давлении воды на грудную клетку и выдоха в воду происходит развитие аппарата внешнего дыхания и увеличение жизненной емкости легких (ЖЕЛ). Пловцы высокого класса имеют самую большую ЖЕЛ по сравнению с представителями других видов спорта — до 7000-13000 мл. Бронхиальная проходимость, максимальная скорость вдоха и выдоха у пловцов также больше, чем у других спортсменов (соответственно 8,15 и 6,15 л/с). Для достижения видимого терапевтического эффекта детям с неврологическими отклонениями требуется регулярность занятий. Программа лечебного грудничкового плавания включает в себя курс ежедневных занятий с постепенно увеличивающейся продолжительностью нахождения в воде и количества проныриваний, а затем и их длительности. Оптимальным и полноценным считается занятие продолжительностью 40 мин. с количеством проныриваний от 30 до 50 за занятие (в зависимости от длительности задержки дыхания под водой).
вторичная — научить ребенка не впадать в панику при падении в воду и задерживать дыхание в случае погружения под воду с головой (на случай неожиданного падения в воду).

Обе цели достижимы при правильном подходе и терпении занимающегося с ребенком родителя.
На примере своего сына, который занимается со мной в бассейне с 2 месяцев, могу проиллюстрировать динамику развития младенца с помошью грудничкового плавания в направлении достижения обеих поставленных целей. С одной стороны имелась постгипоксическая энцефалопатия определенной степени выраженности и гипертонус, после курса плавания с проныриванием (ежедневные занятия в течение 4 мес.) на электроэнцефалограмме отклонений от нормы не выявлено. Все последствия гипоксии ушли!
Что касается «плавательных» навыков, в 6 мес. сын пассивно с моей помощью (не дрыгаясь под водой) проныривает 3-х метровый басейн с задержкой дыхания до 8 секунд, держится (лежит) на спине на воде без поддержки, с удовольствием играет с игрушками при поддержке под грудь.
Очень важным моментом при занятиях плаванием с грудным ребенком является понимание того, что необходимо избежать выработки и закрепления у него неправильных движений в воде, иммитации плавания. Переучить его впоследствии будет невозможно! Еще раз заострю внимание на том, что целью грудничкового плавания не является обучение плаванию: это оздоровительная процедура, водная гимнастика и тренировка легких.
Приучайте ребенка к воде, к закаливающим обливаниям, погружению в воду с головой с задержкой дыхания или поливкой на головку (личико), и ВСЕ! В остальном — пусть резвится, брызгается, играет, постарше — прыгает с бортика, катается на маме или на папе на спине, буксируйте его за ручки — лишь бы получал удовольствие и не делал неправильных движений конечностями и, таким образом, чтобы он не приобретал и не закреплял неправильные навыки плавания!!
Учить ребёнка делать гребки и проплывать какие-либо дистанции ТОЧНО НЕ НАДО, потому что после такого «обучения» переучивание под руководством профессионального тренера может оказаться невозможным, не говоря уже о его дороговизне. (Настоящее обучение плаванию начинается в возрасте 4-5 лет с профессиональным инструктором и без применения вспомогательных средств (круг,нарукавники, ласты).)
Если говорить о психологическом аспекте занятий с грудничками в воде, то как и в любом деле, в плавании необходим разумный подход. Слёзы и капризы возможны и при обучении ребенка, например, езде на велосипеде, если давить на ребенка, подавая занятие ему в неинтересном свете. Прежде всего, каждый родитель понимает своего ребенка и именно его особенности, оценивает, как с ним лучше и эффективнее заниматься, как найти подход именно к нему. Универсальная методика Фирсова для занятий плаванием, применяемая и к грудничкам, требует индивидуального терпеливого подхода. Помогают, как и везде при обучении детей, игры. (Кстати, попыток отказа от груди мой сын не предпринимал :) )

Из собственного опыта занятий с грудничком лечебным плаванием с нырянием могу заключить, что основной проблемой, формирующей негатив по отношению к воде у младенца, является переживание захлёбывания. Важно не допускать того, чтобы ребёнок «хлебал» воду во время занятия. Если малыш не захлёбывается, он не пугается и не ревёт. Занятия проходят в совершенно нормальной и спокойной обстановке. У новорожденного есть природный рефлекс задержки дыхания. И он не боится воды и погружения в неё. Никакого стресса он не испытывает. Поэтому причиной захлёбывания является мокание (по недосмотру) его лицом (ротиком) в воду постоянно во время занятия, когда он находится бОльшую часть времени ниже ватерлинии. Он просто не может дышать нормально, и это его, естественно, беспокоит и средит. Такая ситуация — ошибка и недогляд родителя! А не проблема общения младенца с водой как таковой вообще. И ни в коем случае нельзя малыша ронять в воду! Это будет действительно стресс. Он должен быть уверен в том, что руки родителя держат его надёжно. Доверие и уверенность формирует именно ваше поведение!
Второй причиной недовольства и отвращения к плаванию у малыша может быть переохлаждение, если занятия проходят в слишком холодной воде. Он быстро замерзает и поэтому плачет. Повторяя эти ошибки из раза в раз, вы получите фиксацию условного рефлекса у малыша и ненависть к водным процедурам, крик и слёзы при одном только виде ванны с водой.

Что же касается домыслов на тему психологических травм и глубоких переживаний у младенцев, то считаю их именно домыслами, т.к. никаких доказательств подобных вещей нет. При нормальных занятиях, исключающих упомяутое захлёбывание и роняние в воду, никакого негатива у ребёнка не возникает в принципе. Новорожденный малыш расслабляется, а постарше — охотно играет с игрушками. Лично я чаще всего в бассейне видела именно радостных и с удовольствием резвящихся в воде детей.   Кроме того, малыши месяцев с 3,5 в бассейне уже общаются друг с другом, что доставляет им само по себе также огромное удовольствие. Мой  сын демонстрирует во время купания с проныриванием только позитивные эмоции, если проныривание не слишком интенсивное, а уж если с нами в воде есть ещё дети — то просто полный вострог!
Рекомендуемая температура для начала занятий находится в интервале 36-38 градусов. Следует отметить, что слишком тёплая вода не стимулирует малыша к движению. Мой сын в ванне 38 градусов просто засыпал, поэтому мы сразу начали тернировки с воды 35 градусов. Постепенно температуру воды в бассейне (ванне) рекомедуется понижать и доводить до 32 градусов с ростом и увеличением двигательной активности ребёнка. Проныривания в горячей воде для него очень утомительны.
О пользе плавания как закаливающей процедуры не буду отдельно говорить. Тут всё известно и ясно.
В общем, для многих грудных детей плавание — необходимая лечебная процедура (как ЛФК), и нужно ли оно вашему ребенку, зависит от медицинских показаний. Для большинства же это в целом ничем не опасный, а весьма приятный и оздоравливающий вид физической активности. А какие эмоции при этом будут преобладать у ребенка — положительные или отрицательные — зависит от родителей. Правильный настрой и правильная методика — и всё у вас получится!
И в заключение небольшой видеоотчёт по нашим достижениям :)

[tube]http://www.youtube.com/watch?v=klRlGt86fe4&feature=colike[/tube]

Наркоз ребенку

Михнина А.А.

С развитием современного общества, появлением высоких технологий и их проникновением в частности в медицину, стало популярно требовать от лечебных процедур не только избавления от недуга, но и минимума дискомфорта при их проведении. Для устранения боли и психологического стресса, связанного с её ожиданием, современная медицина готова предложить нам использование анестезии в самых разных формах — от простого местного обезболивания до глубокого медикаментозного сна (наркоз). При проведении обширных операций для лечения серьёзных заболеваний необходимость наркоза очевидна.

Однако существуют и другие ситуации: мы хотим и рожать без боли, и зубы лечить без страха, и внешность улучшать без неприятных ощущений. Тем не менее, не бывает абсолютно безопасных медицинских вмешательств и лекарственных препаратов.

И тут очень важно соизмерять риск с действительной необходимостью. Помимо риска осложнений от самой медицинской процедуры или обострения заболевания на фоне вмешательства в организм, необходимо также не забывать о существующем риске неблагоприятных последствий от наркоза. Особенно важно это помнить, когда речь идёт о наших детях, за которых решения, касающиеся их здоровья, принимаем мы — родители.

Совсем недавно на одном родительском форуме я читала сообщение от мамочки, которая делала своему 1,5 годовалому ребенку операцию по рассечению подъязычной уздечки под общей анестезией. Честно говоря, была несколько обескуражена таким легкомыслием — наркоз ребенку, так как, на мой взгляд, необходимость в  наркозе при такой малотравматичной и быстрой процедуре совершенно отсутствует. Это — то же самое, что сдавать кровь из пальца под наркозом! Вам придёт это в голову? При этом многие участники обсуждения на этом форуме тоже не видели в описанной ситуации ничего зазорного.

Собственно этот случай и послужил причиной для проведения некоего исследования вопроса о вреде наркоза. Стало мне интересно, так ли страшен и опасен он своими последствиями, как иногда приходится слышать. Может ли наркоз серьёзно навредить ребёнку?

Для помощи в написании данной заметки я обратилась к специалистам: врачу-хирургу высшей категории, доктору медицинских наук, профессору, сотруднику НИИ онкологии им. проф. Н.Н. Петрова Михнину А.Е. и врачу анестезиологу-реаниматологу высшей категории, сотруднику отделения реанимации и интенсивной терапии новорожденных детской городской больницы №1 г. СПб, Наумову Д.Ю.

Что же такое наркоз, и почему он бывает необходим?
Анестезия бывает местной и общей. Во втором случае принято говорить о наркозе. При местной анестезии препарат вводится в ткани непосредственно в зоне проведения медицинского вмешательства или в нервные окончания, отвечающие за проведение болевых импульсов из этой зоны и прилегающих к ней (иногда обширных) участков в головной мозг. При этом он не оказывает существенного влияния на организм в целом (за исключением опасного случая аллергической реакции на анальгетик). Так мы лечим зубы, удаляем папилломы, делаем пирсинг. Эпидуральная или спинальная анестезия, используемая в родах, тоже относится к местной.

Анестезия общая (общее обезболивание, наркоз) — это состояние, вызываемое с помощью фармакологических средств и характеризующееся управляемым выключением сознания и потререй чувствительности, подавлением рефлекторных функций и реакций на внешние раздражители, что позволяет выполнять оперативные вмешательства без опасных последствий для организма и с полной амнезией периода операции. Термин «общая анестезия» более полно, чем термин «наркоз», отражает суть того состояния, которое должно быть достигнуто для безопасного выполнения хирургической операции. Главным является устранение реакции на болевые раздражители, а угнетение сознания имеет меньшее значение. (Общераспространённое обиходное выражение «общий наркоз» некорректно, эквивалент «масло масляное»).

Михнин Александр Евгеньевич: «Совершенно верно. Основной задачей общей анестезии является предотвращение такого опасного состояния организма, как болевой шок, которое может привести к смерти. Важно качественно обезболить пациента, при этом он может находиться и в сознании (в зависимости от вида выполняемой операции). Такой эффект достигается, например, при эпидуральной анестезии. Другой важной задачей наркоза является полное расслабление мускулатуры, облегчающее доступ к внутренним органам».

В ситуации, когда речь идёт о лечении ребёнка, зачастую цели применения наркоза изменяют приоритет, и на первый план может выходить необходимость выключения сознания и обездвиживания маленького пациента.

Михнин Александр Евгеньевич: «Всё это так. Но, тем не менее, существует важное правило, основанное на здравом смысле, и которого я, как хирург, всегда придерживаюсь в отношении как взрослых, так и совсем юных пациентов. Суть его в том, что опасность наркоза не должна превышать риск медицинской манипуляции, ради которой больному и даётся наркоз».

Существует мнение, что наркоз укорачивает жизнь. Однако, я много читала материалов на сайтах медицинских клиник о том, что препараты для общей анестезии и технологии их введения в организм значительно изменились за длительное время их практического применения (впервые эфирный наркоз был применён в 1846 г.). В ходе клинических исследований были разработаны новые препараты, и наркоз сегодня стал практически безопасным. Чего же всё-таки следует опасаться при общей анестезии?

Наумов Дмитрий Юрьевич: «Наркоз сам по себе жизнь, конечно, не укорачивает. Иначе многие из знакомых мне пациентов уже скончались бы от его последствий, будучи вылеченными от основного заболевания и фактически здоровыми людьми. Опасность наркоза действительно заключается с одной стороны в токсичности применяемых препаратов, что было особенно актуально на заре эпохи применения медикаментозного наркоза, когда использовались самые разные, в том числе и опасные своими отдалёнными последствиями вещества, необходимый уровень анельгезии и релаксации организма достигался за счёт продолжительного поддержания высокотоксичных доз наркотика в крови пациента, а с другой стороны, риски определяются уровнем квалификации врача-анестезиолога.

Большинство негативных последствий наркоза связано именно с человеческим фактором: во-первых и в основном, с особенностями организма пациента, который может дать непредвиденную реакцию, и с ней нужно быть готовым справляться; во-вторых, с квалификацей самого анестезиолога, когда он владеет не в полной мере современными технологиями комбинированного наркоза, не уследил за какими-то жизненно важными параметрами организма, находящегося под наркозом пациента или вовремя не провёл необходимые мероприятия по их поддержанию и коррекции состояния больного, не своевременно заметил аллергию на какой-то применяемый медикамент (это уже, конечно, криминальные крайности).

На сегодняшний день для общей анестезии используются современные препараты, не имеющие отдалённых эффектов и быстро выводимые из организма (например севофлюоран, ремифентанил). Наркоз проводится путём комбинации различных веществ и способов их введения: внутривенно, внутримышечно, ингаляционно, ректально, трансназально. Комбинированное применение двух или нескольких препаратов производится с целью снижения дозы, а, следовательно, и токсичности каждого из них, обеспечения всех необходимых компонентов анестезии за счет средств с избирательными свойствами без глубокого нарушения функций ЦНС.

И всё-таки нельзя забывать, что даже самые безопасные препараты для оказания наркоза обладают определенной токсичностью для организма. Не случайно наркоз ещё называют медикаментозной комой».

Значит, какие-то последствия от применения наркоза, даже современного и качественно проведённого грамотным и опытным анестезиологом, всё-таки могут быть, как и от любой медицинской процедуры. Каковы же они, и с какой долей вероятности можно получить то или иное осложнение?

Наумов Дмитрий Юрьевич: «Различают респираторные, сердечно-сосудистые и неврологические осложнения наркоза, а также анафилактический шок.
К респираторным осложнениям относятся остановка дыхания во время процедуры общего наркоза (апноэ) или после выхода из наркоза уже после того, как дыхание у больного полностью восстановилось (рекураризация), бронхиолоспазм, ларингоспазм.
Причины данного вида осложнений самые различные: от механических травм во время процедуры общего наркоза (травмы ларингоскопом, грубой интубации, попадание различной пыли, инородных тел и рвотных масс в дыхательные пути и т.п.) до индивидуальной реакции на препараты и общего тяжелого состояния больного. Повышенный риск таких осложнений есть у лиц, страдающих заболеваниями дыхательной системы. Так, бронхиолоспазм (тотальный или частичный) может возникать у пациентов с опухолями бронхов и лёгких, бронхиальной астмой и склонных к аллергическим реакциям. Ларингоспазм часто развивается при скоплении секрета в гортани, в частности у больных лёгочной формой туберкулёза. (прим. автора — Частота подобных осложнений в среднем составляет 25% (преимущественно, в результате регургитации желудочного содержимого){1}).
Сердечно-сосудистые осложнения включают аритмии, брадикардию, остановку сердца. Чаще всего они возникают при неадекватном ведении общего наркоза (передозировки некоторых препаратов), не достаточно оперативном устранении признаков гипоксии, несвоевременных или неэффективных реанимационных мероприятиях, проводимых для коррекции последствий проводимой пациенту хирургической операции (сильное раздражение рефлексогенных зон, массивная кровопотеря и т.п.).
Фактором риска здесь также является наличие в анамнезе у пациента заболеваний сердечно-сосудистой системы. Частота подобных осложнений в среднем составляет 1:200 случаев в группе риска.
К неврологическим осложнениям относятся судороги, мышечные боли, дрожь при пробуждении, гипертермия, регургитация, рвота. Причинами данного вида осложнений являются также реакция на различные медикаменты, применяемые во время операции, сопутствующие заболевания ЦНС (опухоль мозга, эпилепсия, менингит), неадекватная предоперационная подготовка. Имеется категория больных, у которых такое неприятное и опасное явление во время наркоза, как рвота, которое может привести к засорению дыхательных путей, бронхоспазму и нарушению вентиляции лёгких и гипоксии во время операции, а также воспалению лёгких в послеоперационном периоде, наступает без каких-либо видимых причин.
Крайне опасным осложнением во время операций, проводимых как под наркозом, так и под местной анестезией, является анафилактический шок, представляющий собой индивидуальную аллергическую реакцию организма на медикаменты, проявляющуюся резким внезапным снижением артериального давления, нарушением работы сердечнососудистой и дыхательной систем. Аллергеном могут быть как собственно наркотические препараты, так и лекарственные средства и растворы, применяемые во время операции. Нередко данное осложнение заканчивается летальным исходом, т.к. анафилактическую реакцию сложно и тяжело лечить, основу терапии составляют гормональные препараты. (прим. автора — Частота подобных осложнений в среднем составляет 1:10 000 случаев.{2})
Чтобы исключить возможность подобной реакции организма, анестезиолог должен очень тщательно изучить историю болезни пациента и информацию о наличии у него аллергических реакций на медицинские препараты, в частности, на различные анестетики, чтобы не допустить их применение. Крайне важным в данном случае является предоставление самим пациентом достоверной и полной информации о себе при ответе на вопросы, задаваемые врачами.
Также, важно отметить, что наркоз влияет на память. При тяжелых наркозах функция мозга, связанная с памятью, ухудшается. Порой необратимо».

Михнин Александр Евгеньевич: «Для максимально безопасного проведения операции и минимизации рисков, связанных с введением больного в состояние наркоза, очень важна качественная предоперационная подготовка пациента, включающая в себя коррекцию нарушений деятельности различных систем организма, снятие обострений хронических заболеваний, соблюдение режима питания и отдыха накануне операции. В частности, за 4-6 часов до операции под наркозом запрещается приём пищи и жидкостей для исключения риска возникновения рвоты. Соблюдение последнего требования во многом лежит на совести пациента, и он должен понимать всю серьёзность возможных последствий его нарушения. Подготовка к операции может занимать от 1 сут. до 1—2 нед.»

Какие же из перечисленных осложнений наиболее часто могут возникать у детей при проведении им наркоза? Есть ли тут особенности в сравнении со взрослыми пациентами?

Наумов Дмитрий Юрьевич: «Специфика применения общей анестезии у детей связана с особенностями детского организма. Так, у новорожденных понижена чувствительность к некоторым наркотическим веществам, поэтому концентрация их в крови по сравнению со взрослыми пациентами иногда требуется на 30% выше. При этом возрастает вероятность передозировки и угнетения дыхания, и как следствие гипоксии. Есть ряд препаратов, которые никогда не применяются при проведении наркоза детям.
Кислород является неотъемлемой частью любой ингаляционной анестезии. Вместе с тем, на сегодняшний день хорошо известно, что у недоношенных детей гипероксигенизация (применение 100% кислорода) может вести к резкой вазоконстрикции сосудов незрелой сетчатки, вызывающей ретролентальную фиброплазию и слепоту. В ЦНС она ведет к нарушению терморегуляции и психических функций, судорожному синдрому. В легких гипероксия вызывает воспаление слизистой оболочки дыхательных путей и разрушение сурфактанта. Все эти особенности анестезиолог должен обязательно знать и учитывать.
В детском возрасте несовершенна система терморегуляции, поэтому необходимо особое внимание уделять поддержанию постоянной температуры тела и не допускать как переохлаждения, так и перегревания, способного привести к очень опасному для жизни осложнению – гипертермии (частота данного осложнения встречается редко, примерно 1: 100 000 случаев, тем опаснее оно, если вдруг возникнет. Обычно анестезиологи не готовы к встрече с подобной проблемой, т.к. за всю свою практику обычно с ней не сталкивались). Также к числу специфических осложнений общей анестезии у детей относятся судороги, развитие которых может быть связано с гипокальциемией, гипоксией, а также подсвязочный отек гортани. При наличии различных хронических заболеваний вероятность наступления тех или иных осложнений  наркоза у детей также, как и у взрослых, возрастает в зависимости от особенностей этих сопутствующих заболеваний. Тут всё индивидуально».

Михнин Александр Евгеньевич: «Для пациентов пожилого и детского возраста подготовка к операции под наркозом обязательно должна включать психологическую составляющую и полное снятие предоперационного эмоционального стресса. У таких пациентов нервная система отличается нестабильностью, и высока степень психогенных неврологических расстройств, которые могут вызвать осложнения общей анестезии как со стороны ЦНС, так и сердечнососудистой системы. Очень важно постоянное присутствие рядом и психологическая поддержка близких родственников для пожилых больных и родителей для пациентов-детей в периоде подготовки к операции и непосредственно перед введением наркоза».

Таким образом, современный наркоз минимально токсичен, высокоэффективен и достаточно безопасен, если его проводит опытный врач-анестезиолог. Он может быть проведён многократно без вреда здоровью пациента, если только не возникнет каких-либо осложнений. Вероятность их в современно оборудованных клиниках с высококвалифицированным персоналом не так велика. Тем не менее, всегда остаётся место риску, связанному с индивидуальными особенностями каждого человека, а также недостаточной квалификацией анестезиолога, от которого во время проведения операции под наркозом полностью зависит жизнедеятельность организма пациента.

Приведу здесь цитату с одного очень толкового ресурса onarkoze.ru: «какова вероятность смерти от наркоза в РФ? Дать однозначный ответ на этот вопрос невозможно из-за отсутствия какой-либо правдоподобной статистики. В нашей стране все факты смерти на операционном столе тщательно умалчиваются и скрываются.»

Вводя в состояние медикаментозного сна своего ребёнка, вы полностью доверяете его жизнь анестезиологу.

Одна моя знакомая, врач-косметолог престижной клиники эстетической медицины, которой часто приходится иметь дело с людьми, отдающими приоритетное значение своей внешности, в связи с чем они часто прибегают к услугам пластических хирургов, как-то сказала, что, даже будучи сама адептом культа красоты, глубоко не понимает такой легкомысленной готовности людей погружаться в наркоз без жизненных на то показаний. Ведь всегда есть вероятность из него не выйти и умереть. Причём она определила для себя эту вероятность 50/50, что, конечно, с точки зрения статистики является преувеличением, но с точки зрения здравого смысла каждого из нас, возможно, и нет. Ведь жизнь — самое ценное. Стоит ли ею рисковать без явной необходимости, даже если шанс погибнуть — один из миллиона, каждый решает для себя сам.

Ссылки:
1. Левичев Эдуард Александрович, диссертация на соискание степени к.м.н. по специальности «Анестезиология и реаниматология» на тему «Профилактика регургитации и аспирации при проведении общей анестезии у срочных больных», 2006 г. — с. 137
2. Владимир Кочкин, журнал «Мама и малыш», №2, 2006