Ребенок-атопик

Это атопичная кожа, а не аллергия и некачественная гигиена!

В этой заметке хочу сказать пару слов в поддержку родителей, столкнувшихся с такой проблемой, как атопичная кожа у ребёнка.

«У вас тут опрелости, или пелёночный дерматит», — завил с порога участковый педиатр, осматривая моего месячного младенца. «Это ошибки ухода. Некачественная гигиена, мамочка» — словно влепил мне пощечину педиатр, отчитывая меня, как нерадивую девочку, отлынивающую от своих материнских обязанностей.

А я по факту — мать-наседка со стажем. И про режим смены подгузников, подмывание, воздушные ванны и т.п. знаю отнюдь не понаслышке.
«Это что-то аллергическое», — попыталась робко возразить я.
Красная попа между ягодицами у него практически всегда. Редкие дни обходилось без этого, несмотря ни на какие гигиенические процедуры и голопоп. (И всегда лицо в сыпи первые 1,5 месяца жизни).

Педиатр сурово промолчал. Но затем добавил для порядка: «диету кормящих соблюдайте. Знаете, наверное. Не первый раз уже. И присыпку детскую на все складки кожи ребёнку наносите.»
А от присыпки у него ещё сильнее кожа краснела и прямо словно трескалась в самой глубине складок.

Диета. Звучало для меня, как приговор.
Во-первых, я в магическую силу универсальной диеты кормящих не верю, поскольку много на эту тему изучала разной информации во время обучения на консультанта по ГВ. У каждого человека свой личный список пищевых непереносимостей.

Во-вторых, я пыталась придерживаться диеты около 2 недель после выписки из роддома, ради чистоты эксперимента. Для улучшения состояния кожи ребёнка толку не было ни какого. А вот я начала звереть и срываться на близких от хронического недосыпа, постоянного лактостаза по причине не исправленного ещё неправильного захвата груди, в результате чего приходилось сцеживаться и докармливать ребёнка из шприца, да ещё и добавившегося страдания по мучному и кофе с молоком, которые всегда были моей отрадой, но тоже исключены из рациона.

Поэтому идея с Диета была отброшена. Конечно, я не ела шоколад, орехи, мед и морепродукты, а также вызывающие лично у меня вздутие кишечника свежие овощи и квашеную капусту. Но в остальном я позволяла себе все.

Вторым столь же нелепым укором от уже другого участкового педиатра на плановом осмотре в 9 месяцев было замечание по поводу красных шершавых щёк сына (у него в это время как раз было ОРВИ без температуры): «Сахаром ребёнка перекармливаете!»

«Э….», — впала в ступор я. При чем здесь сахар, если у него явные признаки атопии с очагами шершавой кожи на разных частях тела (если внимательно осматривать, конечно), и в карте прямо на обложке пометка сделана больницей, в которой мы с ним лежали с обструкцией бронхов в возрасте 1,5 мес., что ребёнок склонен к гиперреактивности?

Его иммунная система в периоды ОРВИ активизируется, и тут его атопическая конституция проявляется в виде кожной экземы различной локализации, а также ринита (из носа льёт ручьями, от этого кашель сильный) и конъюнктивита. Каждый раз одинаковая картина.

Сахар я ребёнку не давала тогда ни в каком виде. Из сладких фруктов он ел в 9 мес. только бананы, и то не каждый день и не больше 1/3. Смесь для приготовления каш в прикорм у нас была кисломолочная. Никакого там печенья и т.п.

Атопия (греч. — необычность, странность), представляет собой наследственную, спонтанно появляющуюся повышенную чувствительность к веществам как белковой, так и небелковой природы.[1]

Атопичная кожа реагирует раздражением по принципу аллергической иммунной реакции на самые разные вещества.
Проблема заключается в генетически запрограммированной чрезмерной реакции иммунитета.

При этом атопия может протекать и без аллергии, это происходит в том случае, когда не задействованы иммунные механизмы, или они не играют ведущую роль.

У моего третьего сыночка как раз есть такая конституционная особенность (атопия без аллергии). И, признаться, я была не готова к сопровождающим ее сложностям. С предыдущими детьми ничего подобного в моем материнском опыте не было.

Раз, может, восемь-десять на этапе введения прикорма мой старший сын выдавал покраснение вокруг ануса, пару раз была сыпь на лице, которая быстро проходила без особых мероприятий. Я, признаться, даже и не успевала разобраться, на что была реакция.
Один раз воспользовалась для лечения старшего Зостерином, и разок Зиртеком, из-за зуда на коже после сильного раздражения от укуса муравья. Несколько дней не утихал.

И вот, теперь я имею возможность пройти путь диатеза, как в просторечии принято называть проявления атопического дерматита на лице ребёнка. И выяснить, как правильно ухаживать за малышом с такой особенностью.

Для начала, ещё раз вводные данные по вопросу:

🖍атопичная кожа — это не заболевание и не требует лечения, если кожные покровы не зудят и не инфицируются в случае нарушения их целостности в результате ненадлежащего ухода.

🖍Атопический дерматит (экзема) — это уже заболевание, вызванное стойкой реакцией иммунной системы на какие-то сенсибилизирующие вещества или окружающие условия (холод, жара, сухость, дым, стресс).

Атопичная кожа — это конституционная особенность, сопровождающаяся повышенной чувствительностью организма к разным раздражителям (отсюда связь с пищевой непереносимостью).

Проявляться эта особенность может по-разному: в благоприятных условиях и правильном уходе будут лишь некоторые небольшие участки шероховатой кожи на разных частях тела. В целом это вообще не заметно. Особенно, если шероховатость расположена за ушными мочками или на внешней стороне икр и локтей.
В неблагоприятных условиях атопичная кожа может выдавать самые красноречивые реакции: пунцовый цвет, корки, сыпь, а также язвочки и мокнущие ранки в случае травмирования и инфицирования.

Спровоцировать реакцию атопичной кожи может все, что угодно (у конкретного ребёнка может быть свой определённый набор триггеров, а может быть и невыясненный, и реакция может быть непредсказуемой).

Родился мой младший сынок с шершавой кожей на ножках (наружная сторона икр), что стало ощущаться уже через неделю после его рождения.
Также у него были очень плотные и толстые корочки за ушами. Ежедневно я их убирала и ежедневно они нарастали снова.

В первые несколько недель после рождения мой малыш выдал сильную реакцию на окружающий мир (на что конкретно, не понятно, началось ещё в роддоме). Вероятнее всего, какой то пищевой аллерген в моем молоке, поскольку никакой жёсткой диеты кормящих я не придерживалась (и не придерживаюсь). Но может быть и что угодно другое: ткань постельного белья, подгузники (которых мы перебрали 6 марок), моющие средства для стирки, воздух в помещении (сухость, пыль и проч.)

Кожа лица у него покрылась сыпью (не милиями и не токсической эритемой, которая проходит быстро).


Но хуже всего обстояло дело с кожей вокруг ануса: она была бородовой и воспалённой, никакие кремы под подгузник (я знаю их по меньшей мере 10 марок и составов) не помогали. 😢
Присыпки тоже. 😟
Нахождение без подгузников тоже. 😫

Сперва я решила, что кожу промежности инфицировал грибок в роддоме, как у меня было со средним ребёнком (роддом практиковал тогда жесткую обработку младенцев антисептиками: в глаза альбуцид, в промежность и подмышки банеоцин, в пупок зеленку, рот тоже чем-то протирали изнутри, подозреваю, что раствором соды). В итоге, попав домой, он сразу получил кандидоз промежности. Но там я относительно быстро справилась, использовать по совету знакомого неонатолога, мазь Тридерм. Да, она не детская совсем, но у нас все было серьёзно, поскольку несколько дней я боролась своими силами, принимая проблему за опрелости, и за это время кожа пострадала сильно.

Поэтому, увидев бордовую анальную область у своего третьего сына, я сразу попробовала Тридерм, не дожидаясь возникновения язвочек. Однако, это не помогло. Ни на первый день, ни на второй. Стало понятно, что дело в реакции непереносимости какого-то вещества — контактный дерматит. Тем более, что все естественные складки его кожи — шея, подмышки, под коленями, в паху, за ушками, — все время были красными, иногда мокли и покрывались сыпью. И я постоянно их просушивала, наносила цинковый крем (без него вообще не обходилось весь первый год), устраивала воздушные ванны.

Пока атопичная кожа не зрелая, с ней особенно тяжело. Раздражение и повреждения может вызвать что угодно.

Сейчас ребёнку почти 3 года. Атопические проявления у него на коже представляют собой шершавость без покраснений на икрах, боках, нижней части живота, локтевых сгибах и щеках.
Щеки часто краснеют. Обычно причина — ветер, солнце, холод, слишком сухой воздух в помещении, сладости (которые с 2 лет постепенно появились в его рационе), избыточное потребление фруктов, контактный дерматит (особенно шерстяные «колючие» вещи).

Также к покраснению и сильному шелушению кожи лица на подбородке и щеках может привести и обычное умывание, если кожа контактирует с водой чуть дольше, чем ей положено (определяется для конкретного атопика эмпирическим путём).
Поэтому после утреннего умывания на лицо у нас обязательно наносится эмолент. А после купания и душа эмолент применяется на все тело.

Из перепробованных средств по уходу за атопичной кожей я остановилась на следующих (хотя идеального, чтобы вообще не пощипывало лицо я так и не нашла. Сынуля пищит на любой крем и эмульсию):

— на каждый день на все шершавые места на теле 2 раза в сутки DERMATIQ Baby

— на лицо утром после умывания, перед каждым выходом на улицу, после вечернего умывания перед сном и по мере необходимости днём в периоды обострения дерматита A-Derma Exomega control

— В холодную и ветреную погоду перед выходом на улицу Ла-Кри крем для сухой кожи. Защита. Начала использовать ему где-то с 2 лет. До этого возраста вызывал раздражение.

— Для купания с рождения применяю Ла-Кри атодерм масло для душа. Особенно помогало бережно без раздражения снимать корки за ушами.

Средства ухода за атопичной кожей

1. Большая Медицинская Энциклопедия (БМЭ), под редакцией Петровского Б.В., 3-е издание
Fitzpatrick TB, Johnson RA, Wolff K, Polano MK. Color atlas and synopsis. Clinical Dermatology. 1999;54-63.
White C. Color atlas of dermatology. Elsevier. 2004;35-38.
Baxton PK. ABC of dermatology. BMJ books. 2003;29-31.
Hoeger PH. Kinderdermatologie. Schattauer GmbH. 2013;162-186.
Cohen BA. Pediatric dermatology. Saunders Elsevier. 2015;126-138