Зачем пустышка грудничку

Сага о пустышке: как и когда пользоваться?

Здесь я хочу поговорить о пустышке в жизни грудного ребенка, то есть ребенка, который с рождения питался исключительно грудным молоком из материнской груди. Делаю акцент на словах «грудной ребенок», а не на термине «исключительно грудное вскармливание» (ИГВ) — кормление только молоком матери без докорма, прикорма и допаивания — поскольку  оно возможно и сцеженным грудным молоком, исключая процесс сосания младенцем материнской груди.

Для «грудного» в нашем контексте малыша пустышка — вещь абсолютно неестественная и ненужная!

Родив и самостоятельно нянча двоих детей, я так и не научилась пользоваться пустышкой. И соответственно, не научила ее использованию и своих сыночков. Иногда ко мне, как у консультанту по ГВ, обращаются с вопросами об использовании пустышки. И тут теория у меня расходится с практикой. Поэтому, на мой взгляд, процесс попадания пустышки в рот грудного ребенка требует описания (с позиции мнения консультанта по ГВ) и акцентирования типичных ошибок в уходе за малышом, в результате которых появляется этот не нужный, а в некотрых аспектах жизни ребенка и вовсе вредный предмет. В последствии отучение от сосания пустышки составляет отдельную задачу для родителей и далеко не всегда проходит легко и гладко.

Я оговорюсь, что не считаю пустышку саму по себе злом, и понимаю, как она важна и необходима малышам на искусственном вскармливании. Поэтому все, сказанное дальше, будет относиться только к малышам, питающимся молоком матери непосредственно из груди.

Типичные ситуации, приводящие к появлению пустышки в обиходе грудничков:

— в самом начале в роддоме когда молоко у матери еще не пришло, а голодный малыш кричит, ей дают советы предложить ребенку пустышку. И мать, считая это нормальным, принудительно подсаживает новорожденного на резиновую соску. Ему надо сосать, а матери необходимо спать

— начало ГВ было сопряжено с раздельным пребыванием новорожденного ребенка и матери в роддоме и докормом из бутылки. Ребенок приучен посасывать резиновую соску. В детском отделении младенцы лежат с воткнутыми в ротик бутылочками, если не со смесью, то с водичкой для допаивания. Так они не кричат, ротик ведь занят все время. Даже если мать смогла перевести такого малыша дома на ИГВ, это чаще всего кормление по привычному ребенку больничному режиму, и в перерывах между кормлениями у ребенка во рту находится пустышка

— мать или родственники из окружения малыша сами настоятельно предлагают младенцу пустышку с целью успокоить его (в данном случае уместно говорить конкретно о затыкании рта ребенку). Как правило при этом грудь матери не рассматривается в качестве надлежащего предмета для успокоения малыша. В таких семьях принято считать, что грудь для младенца это только еда. Если же она используется как соска, то это неподобающее злоупотребление со стороны ребенка, и допускать этого не следует. Тут же возникает и необоснованное опасение перекорма от постоянного сосания груди

— мать столкнулась с проблемой трещин сосков и начала по собственной инициативе или по советам со стороны («да он же тебе всю грудь съест, не давай ему висеть столько времени!») ограничивать время сосания ребенком груди. Сосательный рефлекс (а зачастую и голод) остаются не удовлетворенными. Малыш сосет свои ручки и посторонние предметы, до которых может дотянуться, беспокоен, криклив, и мать прибегает к помощи пустышки

— вариации на тему выше: ребенок сыт, но нуждается в данный момент в тактильном контакте с матерью, проще говоря, хочет на ручки. Но мать сейчас не может (а иногда и не хочет) брать его. Малыш плачет. Снова на сцене появляется пустышка. Или классический пример — пустышка на засыпание. Мать не хочет достаточно долго (порядка 30-40 мин.) лежать с младенцем, кормя его грудью, до момента его крепкого засыпания. Поэтому, покормив стандартные 10-15 мин. до привычного насыщения малыша, дает ему пустышку для сосания на засыпание. Часты жалобы матерей на то, что ребенок просыпается, как только пытаешься забрать грудь. Спит только с грудью во рту. Поэтому они используют соску-пустышку.

Все эти причины обуславливают появление пустышки в жизни малышей с самого рождения, реже после 1-2 месяцев. Чем старше грудной ребенок, и чем дольше у него «стаж» сосания груди, тем труднее убедить его сосать что-либо еще помимо материнской груди. Кто пробовал приучить ребенка старше 4 месяцев к пустышке, согласится со мной.А с дело в том, что после 4 месяцев сосательный рефлекс младенца начинает стремительно угасать, сосание становится уже осмысленным действием, выбираемым ребенком по ситуации. И тут уже, как приучили. Умеют ли мать и ребенок находить утешение в общении друг с другом, или ребенку привычнее «засосать» дискомфорт пустышкой.

Знакомые примеры? И к сожалению, очень и очень частые!

Далее я хотела бы поговорить о том, почему использование пустышки в описанных выше ситуациях организации ухода за грудными малышами я считаю неправильным. И чем вредны последствия приводящих к таким действиям заблуждений.

Итак, пустышка как предмет, удовлетворяющий жизненно важный и чрезвычайно сильный у здоровых малышей сосательный рефлекс, необходима деткам-искусственникам. Сосание бутылочной соски ограничено по времени и привязано к режиму кормлений, в то время, как потребность сосать может настигнуть малыша абсолютно в любой момент времени. Тут и возникает пустышка. Да, она необходима малышу-искусственнику до 4 месяцев, иначе он будет ненормально развиваться, испытывая сильный стресс, плохо спать, сосать свои руки, недоедать или переедать на фоне стресса. В общем, ничего хорошего.

Ребенок-грудничок в идеале получает удовлетворение всех своих потребностей и инстинктов у материнской груди: голод, жажда, получение успокоительных гомонов для сна и обезболивания, ощущение тепла, запаха и сердцебиения матери.
Давайте пройдемся по жизненным ситуациям, которые приводят к использованию казалось бы совсем неуместной пустышки.

— Роддом. Это первое поле боя в жизни матери и ребенка, где им придется отстаивать свое право на полноценное общение и грудное вскармливание. Да-да, к сожалению в абсолютном большинстве российских роддомов и неонатальных отделений детских больниц созданы условия, прямо препятствующие налаживанию грудного вскармливания детей! И появление пустышек в роддоме закономерное следствие Хэтих самых «больничных» условий, при которых ребенок рассматривается как пациент, нуждающийся в постоянном медицинском вмешательстве. Отсутствие молока у женщины в первые 2-е суток после родов абсолютная физиологическая норма, запрограммированная природой!!! В первые сутки из груди матери буквально по капелькам идет молозиво — ценнейший и чрезвычайно важный для организма ребенка продукт. Его мало, но к этому готов и сам ребенок, как бы странно это ни выглядело для несведущих. Ему сейчас не положено природой полноценно кушать до насыщения. Ему важно полноценно спать, отдыхая от родового стресса, и получать молозиво для выведения из кишечника мекония (а с ним и билирубина) и формирования первичного иммунитета из бактерий и антител матери. Крик новорожденных малышей в первые пару суток после родов не является как таковым голодным плачем! Это крик стресса, крик холода или жары, крик дискомфорта, часто это крик боли, поскольку нередко у младенцев бывают родовые травмы той или иной степени тяжести, о которых обычно ничего не сообщается матери и никак нигде не фиксируется в документах. Новорожденные малыши в первые несколько суток имеют совершенно крошечный желудок, как в рекламе кошачьего корма «не больше наперстка»! Поэтому насыщение у них наступает быстро даже от микродоз чрезвычайно калорийного молозива. И самое главное — младенцам нужно спать! Не есть, а именно отсыпаться! Но для сна новорожденным необходимы условия ощущения полной безопасности, т.е. максимально приближенные к утробе. Поэтому физическая близость с матерью для этого оптимальна.

— Разлученные с матерью малыши, лежащие в детском отделении роддома или неонатальном отделении детской больницы, даже будучи тепло укутанными и спеленутыми на манер нахождения в матке, не ощущают запаха матери, не слышат звука ее сердцебиения и не ощущают прикосновений к своему личику и голове. А без этого условия безопасного комфорта недостижимы. Если у младенца еще и болит что-то, то лишь с молоком матери он может получить обезболивающие гормоны, которых не содержит ни одна смесь. Вот и кричат новорожденные в детских отделениях. А как их успокоить? Да банально заткнуть рот! Вставить бутылочку с водичкой между кормлениями лежащему на боку малышу, оперев ее на валик из полотенца. Или дать пустышку. Чаще всего разлучены с матерью младенцы недоношенные, родившиеся больными или травмированными. Этим малышам грудное материнское молозиво и молоко еще более необходимо, чем деткам здоровым, а нахождение недоношенных детей в тесном круглосуточном контакте с матерью вообще является на сегодня самым эффективным подтвержденным на практике способом их выхаживания. Однако в России практика, к сожалению, иная.

— Волнующейся по поводу отсутствия молока и крика малыша матери даются те же инструкции: заткнуть рот ребенку пустышкой и запоить его водичкой. Ей никто не объясняет, что молозиво в миллион раз ценнее всякой смеси, поэтому ребенка важно в первые сутки, пока идет этот ценный продукт, максимально выпаивать им, что практически непрерывное сосание новорожденным груди нормально и необходимо для получения максимального количества важного молозива, стимуляции груди на скорейшую выработку зрелого молока, и что крик малыша может иметь причину в каких-то болевых ощущениях у ребенка (к примеру, у некоторых деток колики начинаются сразу с приходом молока у матери). И тут тоже необходимо материнское молозиво и далее молоко, способное до некоторой степени обезболивать. Разбавление же молозива в желудке ребенка водичкой для допаивания, активно предлагаемой в роддоме, снижает его ценные качества, ухудшая усвоение содержащихся в молозиве полезных веществ. Согласно нормам ВОЗ младенцы, не получающие никаких докормов и прикорма, не нуждаются в допаивании любыми жидкостями, даже в случае сильной жары! Исключение может быть в случае сильной диареи у малыша, тогда в ход идут регидратационные растворы, но обязательно при сохранении грудного вскармливания. Вода для допаивания вопреки распространяемому педиатрами-неонатологами мнению, никак не способствует выведению из крови ребенка излишнего билирубина, а также замедлению послеродовой потери ребенком веса. При этом круглосуточное сосание груди при правильном ее захвате младенцем не приводит к травмам соска!

— Не приводит это и к перееданию или избыточной нагрузке на ЖКТ. Срыгивания малыша не имеют отношения к перекорму, как любят утверждать педиатры. Это результат недоразвитости ЖКТ, проходящий самостоятельно с возрастом, слишком сильного потока молока из груди матери, неправильного захвата груди ребенком, когда он заглатывает воздух при сосании, или результат особенностей строения челюстно-лицевого аппарата или некоторых заболеваний. Чрезмерные прибавки в весе (по нормам ВОЗ до 2 кг в месяц для грудничков нормально) здоровому ребенку на исключительно грудном вскармливании не грозят, даже если он сосет молоко круглосуточно! Так уж устроен его организм. Если прибавки больше норм ВОЗ, имеет смысл искать патологию эндокринной системы у ребенка. Ребенок и мать по замыслу природы должны первое время круглосуточно контактировать друг с другом, и грудь предназначена для максимально полного контакта! Также и избаловать младенца «игрой с грудью» не возможно, для него нет пока никаких осознанных игр и манипуляций родителями, а только жизненно важные потребности. Итак, грудь нужно давать ребенку все время, когда малыш не спит и не находится в спокойном созерцании, до двух месяцев! И никаких пустышек! Режимные кормления не позволяют удовлетворить потребность малыша в сосании в полной мере. Поэтому консультанты по ГВ рекомендуют кормления по требованию ребенка. Более старшие детки обычно уже сами устанавливают определенный режим кормлений.

Так в чем же вред пустышки в данном случае? Пустышка, предложенная новорожденному младенцу в первые недели жизни, нередко провоцирует путаницу сосков. Ребенок сосет резинку и грудь матери по-разному. Иная техника сосания резиновой соски приводит к неправильному сосанию груди и травмам сосков. Переучивать младенца бывает сложно. К тому же, увлеченный пустышкой, малыш реже сосет материнскую грудь, не обеспечивая ее достаточную стимуляцию для выработки все больших объемов молока. И мать очень скоро сталкивается с проблемой «мало молока».
Больная грудь матери не должна быть причиной отказа от кормления грудью или сокращения количества или продолжительности прикладываний (ограничение необходимо только на время заживления трещины — в среднем не более 12 часов), иначе ситуация только усугубится. Добавится лактостаз, а за ним разовьется мастит. И опять же повторю очень важный для понимания матери момент: грудь травмируется не длительностью сосания, а неправильным захватом груди, виной которому может быть в частности короткая подъязычная уздечка младенца! Поэтому не нужно уклоняться от предложения ребенку больной груди и заменять ее на пустышку и докорм. Это все приведет к стремительному снижению лактации и возможным проблемам с грудью при завершении ГВ подобным образом. А вот что нужно сделать, это пригласить консультанта по ГВ на очную консультацию к себе домой для исправления захвата груди ребенком и проверки подъязычной уздечки. Можно попытаться исправить это самостоятельно, найдя видеоинструкции по правильному прикладыванию.

Теперь поговорим про пустышку на засыпание. С одной стороны это наиболее понятный (сознательный, а не в силу заблуждений и неправильных советов) выбор матери в пользу заменителя своей груди и отчасти своей исключительной вселенских масштабов личности в сознании ребенка, и он чаще всего продиктован обстоятельствами жизни: многодетная семья и нет возможности по часу укладывать с грудью малыша спать, ребенок плохо переносит коляску или автолюльку, а выезды «в свет» приурочить ко времени его сна удается далеко не всегда, у мамы много дел по хозяйству, надомная работа и нет помощников, поэтому давать грудь по требованию и не ограничивать продолжительность сосания для нее проблематично. И тут пустышка в помощь. Однако с другой стороны, в случае заблуждений матери ситуацию, выявленную достаточно рано (в первые месяцы жизни ребенка), можно довольно легко исправить, убрав пустышку из обихода. Если же пустышка является частью организации жизни, неотъемлемым атрибутом ухода за младенцем и реальным психологическим заместителем матери по некоторым вопросам, то, как правило, она остается с ребенком надолго, представляет собой реальную чувственную привязанность ребенка, и отучение от пустышки превращается в действительно сложную задачу, чреватую психологическими травмами для ребенка. 


Чего плохого, помимо сложности с последующим отучением от пустышки, несет ее сознательное использование для подросших детей, особенно в течение дня? Ребенок, сосущий пустышку, сосредотачивается на этом занятии, отключаясь в значительной степени от изучения окружающего мира. Он более пассивен, а значит, медленнее развивается. Но хуже всего даже не это. Использование пустышки у подросших деток (год и старше) в ситуации капризов или скучающего поведения, когда они требуют внимания матери, вообще не вопрос грудного вскармливания, а психологический аспект. Но уж если завела я глобальное рассуждение о пустышке, то и этого момента тоже коснусь. Ведь нередко родители злоупотребляют пустышкой, подменяя в случае капризов утешение от матери на утешение от резиновой соски. И психологически такая ситуация очень неблагоприятна для развития социальных навыков ребенка и последующих его отношений с матерью.

Так что же делать? Ведь ситуации в жизни бывают разные. И у меня иногда возникают сожаления по поводу того, что мои дети совершенно не были приучены к пустышке. Младший сын вообще не брал ее с рождения ни в каком виде. Например, пустышка могла бы нам помочь ездить в автомобиле. Младший ребенок не ездит в коляске, тут мне в помощь слинг и кенгурушка, но он также совершенно не выносит автокресло. И здесь пустышка бы мне очень пригодилась! 🙂

Подытоживая свои размышления, скажу: можно использовать пустышку, но, приучая к ней ребенка не слишком рано (не в первый месяц грудного вскармливания), и своевременно завершая ее использование! Оптимально убрать пустышку к возрасту 6 мес., когда жизнь ребенка становится весьма насыщенной и интересной, и пора активно познавать мир, а не уходить в себя, дудоня резиновую соску. На этом этапе ребенка еще легко отвлечь и изменить привычные ритуалы (чем старше, тем дольше происходит переучивание). Да и спать он уже охотнее укладывается, поскольку устает от активной деятельности. Днем если мама рядом, и у малыша есть титя в экстренных ситуациях больно-страшно-плохо-устал, то сосать пустышку ему уже должно быть не за чем.

Анна Михнина

Кожные складки на шее у ребенка

Михнина А.А. Озадачилась вопросом: зачем маленькому ребенку на шее такие складки кожи, как у шарпея, и к какому возрасту они должны пропасть? Пока малыш новорожденный, складки можно объяснить запасом кожи для растущей шеи. Но зачем такие кожно-жировые ожерелья у подросшего, совсем уже не пухленького и довольно длинношеего малыша-годовасика? Пройдут ли они в принципе? Подобный вопрос может быть особенно актуален родителям девочки, поскольку красивая шея важна для женщины. Такие шейные складки действительно выглядят неэстетично у ребенка в возрасте год и старше и напоминают спущенный чулок.
Поиск по просторам Интернета дал мне мало информации. Поэтому я решила поискать на него ответ самостоятельно.
Во-первых, мой разговор с педиатром и неонатологом укрепил меня во мнении, что складки на шее совершенно не являются какой-то проблемой, если только они не сопровождают иные внешние признаки некоторых отклонений, как, например, при синдроме Дауна. Но такие вещи замечаются сразу еще в роддоме. Также я узнала,что эти складки на шее нужны для лучшей терморегуляции, которая, как известно, у младенцев не совершенна. Мощные артерии, проходящие на шее, могут легко охлаждаться через тонкую кожицу малыша, что приведет к снижению температуры крови и общему охлаждению его тела. Шея утеплена кожно-жировым гофро-шарфом.
Во-вторых, обычно складки проходят к возрасту 2 лет, если малыш не страдает ожирением или не имеет в принципе генетически обусловленную короткую шею.
В-третьих, возможен вариант наследственной кольчатой шеи, ее еще называют «шея Клеопатры», а кожно-жировые складочки получили в народе не менее романтичное название «кольца Венеры». В этом случае они не проходят с возрастом, а остаются на всю жизнь, хотя и видоизменяются по сравнению с младенческим шарпей-чулком. Такие складки похожи, скорее, на небольшие кольца, и даже являются признаком какой-то особой породистости. Хотя можно спорить относительно того, красиво ли это. Во всяком случае, на такой шее с возрастом не будет заметно старческих «индюшачих тяжей» 🙂
В общем, повода для беспокойства, а тем более для расстройства, по поводу складок на шее ребкнка нет. Главное, хорошо их промывать при купании и не допускать потницы. Тогда шея будет красива в любом возрасте.

Отеки и темные круги под глазами у ребенка

Михнина А.А.

Обращали ли Вы внимание на то, что у многих современных детей, даже самых-самых маленьких, часто есть под глазами темные круги или отечные припухлости — мешки? Разглядывая свои детские фотографии, а также фото моих родственников и родственников мужа в детском возрасте, я не увидела такого ни у кого. Возможно, мы просто не попали под объектив фотокамеры в соответствующий момент, а может, качество фотографий и бытовой фотосъемки было не такое высокое, чтобы передать все нюансы состояния и оттенки кожи? Тем не менее я замечаю темные круги, а чаще припухлости у своего грудного ребенка, а также у некоторых разновозрастных деток моих знакомых. Так хочется, чтобы наши малыши имели пышущий здоровьем довольный внешний вид, который бы соответствовал их самочувствию и состоянию организма! При этом отечный ребенок с синячками под глазенками никак не вызывает уверенности в его богатырском здоровьи и отличном самочувствии, что вызывает огорчение и некоторое беспокойство родителей, даже если видимых причин болезней нет, и педиатры уверяют, что ребенок абсолютно здоров.
Может ли эта неприятность быть отнесена к неизбежному и печальному явлению современности: отпечатку плохой экологии, особенностями питания и более малоподвижного образа жизни современных матерей, чего-то недодавших младенцу внутриутробно, наследственным конституционным особенностям, которые можно расценивать как чисто косметические недостатки внешности, или же причины кроются все-таки где-то в детском здоровьи, а круги и разные припухлости под глазами являются сигналом о неблагополучии в организме и требуют лечения или коррекции общего состояния организма? Я задалась этим вопросом как мать. В целом мой ребенок, лицо которого периодически бывает украшено то темными кругами, то отечными припухлостями, то и тем и другим одновременно, здоров. У него нет ни патологий или аномалий строения внутренних органов, ни хронических заболеваний, ни признаков острых инфекций, ни аллергий, ни болезней глаз. Так с чем же связано такое явление, придающее ему нездоровый вид?
Изучая и систематизируя информацию по данному вопросу, которую мне удалось найти в сети Интернет, я составила для себя перечень причин, которые могут приводить к появлению отечных мешков и/или темных кругов под глазами у взрослого или даже младенца:
1)патологии внутренних органов — почки, печень, вилочковая железа, сердце, мозг. Для того, чтобы их исключить, необходимо для начала сделать УЗИ внутренних органов ребенку, и по его результатам далее получить консультацию педиатра. Проблемные почки могут быть причиной отеков, аналогично, причиной темных с желтушным или коричневым оттенком кругов под глазами, вероятно, может быть неправильно работающая печень и желчный пузырь. Синюшные же круги являются признаком нарушенного кровообращения и могут быть результатом сосудистых проблем (слишком тонких стенок капилляров и микрокровоизлияний), а также гидроцефалии, когда повышенное внутричерепное давление вызывает повышение давления в глазных яблоках и напряжение питающих их сосудов, а также застой венозной крови. Различные кисты и опухоли в мозге могут приводить к явлению, называемому застойный сосок зрительного нерва и характеризующемуся отечностью и застойными явлениями в глазном яблоке. Недостаточность вилочковой железы приводит к нарушению обмена веществ и задержке жидкости в тканях организма, характеризующихся отечностью в целом, но наиболее заметной на лице. Также к отечности тела приводит хроническая сердечная недостаточность. Застой крови в легких (малом кругу кровообращения) вызывает отеки, чаще в ногах, но у детей это могут быть и другие менее характерные части тела.
2)заболевания глаз и ЛОР
3)аллергический ринит и слезотечение
4)дефицит веса, характеризующийся сокращением подкожно-жировой клетчатки, в частности в области под нижним веком, в результате чего просвечивают глазные впадины и сосуды
5)конституционные особенности: мешки под глазами — наследственная предрасположенность к разрастанию клетчатки, обычно характерна для тучных детей. Синяки под глазами в результате очень тонкой и белой «мраморной» кожи, через которую хорошо просвечивают сосуды и капилляры. Как правило, при этом такие же «украшения» есть и у родителей.
6)анемия, приводящая к повышенной бледности кожи и слизистых, на фоне которых сосуды и глазные впадины под тонкой кожей вокруг глаз просвечивают и выделяются более ярко
7)недосыпание, в результате которого кожа не достаточно отдыхает, плохо насыщается кислородом и замедленно выделяет токсины, что приводит к ее бледности, дряблости и склонности к раздражениям и покраснениям. В результате кожа лица становится более бледного оттенка, часто землистого цвета, и на ее фоне кровеносные сосуды под глазами становятся еще заметнее. Одновременно недосыпание приводит и к появлению наплывов или мешков под глазами в результате отека периорбитальной клетчатки.
8)обезвоживание, как и в случае с недосыпанием, приводит к плохому питанию кожи, ее бледности, вялости и тонкости, сосудистая сетка в этом случае явственнее просвечивает через нее; также при обезвоживании нарушается отток ликвора и возникают застойные явления, усиливающие эффект «синяков»
9)избыточное питье в ночные часы дает отечные мешки под глазами

Исключив пункты 1-6 у своего ребенка, я пришла к выводу, что у нас проблемы с режимом дня. Во время прорезывания зубов у сына сбился режим питания и сна. Кушать он стал отказываться, соглашался только на грудное молоко, стал капризным и нервным, мало и плохо спал. Вес он при этом не набирал, но и не терял, поэтому об утончении жирового слоя на лице я не беспокоилась. При новом «зубном» режиме нормальное спокойное кормление переместилось у нас преимущественно на ночные часы. Сын отъедался за день во сне, прикладываясь к груди от 2 до 4 раз за ночь, когда меньше беспокоили растущие зубы. В итоге жидкость ночью накапливалась в организме, формируя к утру отеки век, а дневной недосыпание и плач проявлялись в синеватых кругах под глазами и отечных наплывах на лице к вечеру.
Но у каждого причины свои, и их обязательно нужно выявить, поскольку темные круги под глазами это сигнал каких-то нарушений, и в крайней ситуации, сигнал о нездоровьи вашего ребенка.

Наркоз ребенку

Михнина А.А.

С развитием современного общества, появлением высоких технологий и их проникновением в частности в медицину, стало популярно требовать от лечебных процедур не только избавления от недуга, но и минимума дискомфорта при их проведении. Для устранения боли и психологического стресса, связанного с её ожиданием, современная медицина готова предложить нам использование анестезии в самых разных формах — от простого местного обезболивания до глубокого медикаментозного сна (наркоз). При проведении обширных операций для лечения серьёзных заболеваний необходимость наркоза очевидна.

Однако существуют и другие ситуации: мы хотим и рожать без боли, и зубы лечить без страха, и внешность улучшать без неприятных ощущений. Тем не менее, не бывает абсолютно безопасных медицинских вмешательств и лекарственных препаратов.

И тут очень важно соизмерять риск с действительной необходимостью. Помимо риска осложнений от самой медицинской процедуры или обострения заболевания на фоне вмешательства в организм, необходимо также не забывать о существующем риске неблагоприятных последствий от наркоза. Особенно важно это помнить, когда речь идёт о наших детях, за которых решения, касающиеся их здоровья, принимаем мы — родители.

Совсем недавно на одном родительском форуме я читала сообщение от мамочки, которая делала своему 1,5 годовалому ребенку операцию по рассечению подъязычной уздечки под общей анестезией. Честно говоря, была несколько обескуражена таким легкомыслием — наркоз ребенку, так как, на мой взгляд, необходимость в  наркозе при такой малотравматичной и быстрой процедуре совершенно отсутствует. Это — то же самое, что сдавать кровь из пальца под наркозом! Вам придёт это в голову? При этом многие участники обсуждения на этом форуме тоже не видели в описанной ситуации ничего зазорного.

Собственно этот случай и послужил причиной для проведения некоего исследования вопроса о вреде наркоза. Стало мне интересно, так ли страшен и опасен он своими последствиями, как иногда приходится слышать. Может ли наркоз серьёзно навредить ребёнку?

Для помощи в написании данной заметки я обратилась к специалистам: врачу-хирургу высшей категории, доктору медицинских наук, профессору, сотруднику НИИ онкологии им. проф. Н.Н. Петрова Михнину А.Е. и врачу анестезиологу-реаниматологу высшей категории, сотруднику отделения реанимации и интенсивной терапии новорожденных детской городской больницы №1 г. СПб, Наумову Д.Ю.

Что же такое наркоз, и почему он бывает необходим?
Анестезия бывает местной и общей. Во втором случае принято говорить о наркозе. При местной анестезии препарат вводится в ткани непосредственно в зоне проведения медицинского вмешательства или в нервные окончания, отвечающие за проведение болевых импульсов из этой зоны и прилегающих к ней (иногда обширных) участков в головной мозг. При этом он не оказывает существенного влияния на организм в целом (за исключением опасного случая аллергической реакции на анальгетик). Так мы лечим зубы, удаляем папилломы, делаем пирсинг. Эпидуральная или спинальная анестезия, используемая в родах, тоже относится к местной.

Анестезия общая (общее обезболивание, наркоз) — это состояние, вызываемое с помощью фармакологических средств и характеризующееся управляемым выключением сознания и потререй чувствительности, подавлением рефлекторных функций и реакций на внешние раздражители, что позволяет выполнять оперативные вмешательства без опасных последствий для организма и с полной амнезией периода операции. Термин «общая анестезия» более полно, чем термин «наркоз», отражает суть того состояния, которое должно быть достигнуто для безопасного выполнения хирургической операции. Главным является устранение реакции на болевые раздражители, а угнетение сознания имеет меньшее значение. (Общераспространённое обиходное выражение «общий наркоз» некорректно, эквивалент «масло масляное»).

Михнин Александр Евгеньевич: «Совершенно верно. Основной задачей общей анестезии является предотвращение такого опасного состояния организма, как болевой шок, которое может привести к смерти. Важно качественно обезболить пациента, при этом он может находиться и в сознании (в зависимости от вида выполняемой операции). Такой эффект достигается, например, при эпидуральной анестезии. Другой важной задачей наркоза является полное расслабление мускулатуры, облегчающее доступ к внутренним органам».

В ситуации, когда речь идёт о лечении ребёнка, зачастую цели применения наркоза изменяют приоритет, и на первый план может выходить необходимость выключения сознания и обездвиживания маленького пациента.

Михнин Александр Евгеньевич: «Всё это так. Но, тем не менее, существует важное правило, основанное на здравом смысле, и которого я, как хирург, всегда придерживаюсь в отношении как взрослых, так и совсем юных пациентов. Суть его в том, что опасность наркоза не должна превышать риск медицинской манипуляции, ради которой больному и даётся наркоз».

Существует мнение, что наркоз укорачивает жизнь. Однако, я много читала материалов на сайтах медицинских клиник о том, что препараты для общей анестезии и технологии их введения в организм значительно изменились за длительное время их практического применения (впервые эфирный наркоз был применён в 1846 г.). В ходе клинических исследований были разработаны новые препараты, и наркоз сегодня стал практически безопасным. Чего же всё-таки следует опасаться при общей анестезии?

Наумов Дмитрий Юрьевич: «Наркоз сам по себе жизнь, конечно, не укорачивает. Иначе многие из знакомых мне пациентов уже скончались бы от его последствий, будучи вылеченными от основного заболевания и фактически здоровыми людьми. Опасность наркоза действительно заключается с одной стороны в токсичности применяемых препаратов, что было особенно актуально на заре эпохи применения медикаментозного наркоза, когда использовались самые разные, в том числе и опасные своими отдалёнными последствиями вещества, необходимый уровень анельгезии и релаксации организма достигался за счёт продолжительного поддержания высокотоксичных доз наркотика в крови пациента, а с другой стороны, риски определяются уровнем квалификации врача-анестезиолога.

Большинство негативных последствий наркоза связано именно с человеческим фактором: во-первых и в основном, с особенностями организма пациента, который может дать непредвиденную реакцию, и с ней нужно быть готовым справляться; во-вторых, с квалификацей самого анестезиолога, когда он владеет не в полной мере современными технологиями комбинированного наркоза, не уследил за какими-то жизненно важными параметрами организма, находящегося под наркозом пациента или вовремя не провёл необходимые мероприятия по их поддержанию и коррекции состояния больного, не своевременно заметил аллергию на какой-то применяемый медикамент (это уже, конечно, криминальные крайности).

На сегодняшний день для общей анестезии используются современные препараты, не имеющие отдалённых эффектов и быстро выводимые из организма (например севофлюоран, ремифентанил). Наркоз проводится путём комбинации различных веществ и способов их введения: внутривенно, внутримышечно, ингаляционно, ректально, трансназально. Комбинированное применение двух или нескольких препаратов производится с целью снижения дозы, а, следовательно, и токсичности каждого из них, обеспечения всех необходимых компонентов анестезии за счет средств с избирательными свойствами без глубокого нарушения функций ЦНС.

И всё-таки нельзя забывать, что даже самые безопасные препараты для оказания наркоза обладают определенной токсичностью для организма. Не случайно наркоз ещё называют медикаментозной комой».

Значит, какие-то последствия от применения наркоза, даже современного и качественно проведённого грамотным и опытным анестезиологом, всё-таки могут быть, как и от любой медицинской процедуры. Каковы же они, и с какой долей вероятности можно получить то или иное осложнение?

Наумов Дмитрий Юрьевич: «Различают респираторные, сердечно-сосудистые и неврологические осложнения наркоза, а также анафилактический шок.
К респираторным осложнениям относятся остановка дыхания во время процедуры общего наркоза (апноэ) или после выхода из наркоза уже после того, как дыхание у больного полностью восстановилось (рекураризация), бронхиолоспазм, ларингоспазм.
Причины данного вида осложнений самые различные: от механических травм во время процедуры общего наркоза (травмы ларингоскопом, грубой интубации, попадание различной пыли, инородных тел и рвотных масс в дыхательные пути и т.п.) до индивидуальной реакции на препараты и общего тяжелого состояния больного. Повышенный риск таких осложнений есть у лиц, страдающих заболеваниями дыхательной системы. Так, бронхиолоспазм (тотальный или частичный) может возникать у пациентов с опухолями бронхов и лёгких, бронхиальной астмой и склонных к аллергическим реакциям. Ларингоспазм часто развивается при скоплении секрета в гортани, в частности у больных лёгочной формой туберкулёза. (прим. автора — Частота подобных осложнений в среднем составляет 25% (преимущественно, в результате регургитации желудочного содержимого){1}).
Сердечно-сосудистые осложнения включают аритмии, брадикардию, остановку сердца. Чаще всего они возникают при неадекватном ведении общего наркоза (передозировки некоторых препаратов), не достаточно оперативном устранении признаков гипоксии, несвоевременных или неэффективных реанимационных мероприятиях, проводимых для коррекции последствий проводимой пациенту хирургической операции (сильное раздражение рефлексогенных зон, массивная кровопотеря и т.п.).
Фактором риска здесь также является наличие в анамнезе у пациента заболеваний сердечно-сосудистой системы. Частота подобных осложнений в среднем составляет 1:200 случаев в группе риска.
К неврологическим осложнениям относятся судороги, мышечные боли, дрожь при пробуждении, гипертермия, регургитация, рвота. Причинами данного вида осложнений являются также реакция на различные медикаменты, применяемые во время операции, сопутствующие заболевания ЦНС (опухоль мозга, эпилепсия, менингит), неадекватная предоперационная подготовка. Имеется категория больных, у которых такое неприятное и опасное явление во время наркоза, как рвота, которое может привести к засорению дыхательных путей, бронхоспазму и нарушению вентиляции лёгких и гипоксии во время операции, а также воспалению лёгких в послеоперационном периоде, наступает без каких-либо видимых причин.
Крайне опасным осложнением во время операций, проводимых как под наркозом, так и под местной анестезией, является анафилактический шок, представляющий собой индивидуальную аллергическую реакцию организма на медикаменты, проявляющуюся резким внезапным снижением артериального давления, нарушением работы сердечнососудистой и дыхательной систем. Аллергеном могут быть как собственно наркотические препараты, так и лекарственные средства и растворы, применяемые во время операции. Нередко данное осложнение заканчивается летальным исходом, т.к. анафилактическую реакцию сложно и тяжело лечить, основу терапии составляют гормональные препараты. (прим. автора — Частота подобных осложнений в среднем составляет 1:10 000 случаев.{2})
Чтобы исключить возможность подобной реакции организма, анестезиолог должен очень тщательно изучить историю болезни пациента и информацию о наличии у него аллергических реакций на медицинские препараты, в частности, на различные анестетики, чтобы не допустить их применение. Крайне важным в данном случае является предоставление самим пациентом достоверной и полной информации о себе при ответе на вопросы, задаваемые врачами.
Также, важно отметить, что наркоз влияет на память. При тяжелых наркозах функция мозга, связанная с памятью, ухудшается. Порой необратимо».

Михнин Александр Евгеньевич: «Для максимально безопасного проведения операции и минимизации рисков, связанных с введением больного в состояние наркоза, очень важна качественная предоперационная подготовка пациента, включающая в себя коррекцию нарушений деятельности различных систем организма, снятие обострений хронических заболеваний, соблюдение режима питания и отдыха накануне операции. В частности, за 4-6 часов до операции под наркозом запрещается приём пищи и жидкостей для исключения риска возникновения рвоты. Соблюдение последнего требования во многом лежит на совести пациента, и он должен понимать всю серьёзность возможных последствий его нарушения. Подготовка к операции может занимать от 1 сут. до 1—2 нед.»

Какие же из перечисленных осложнений наиболее часто могут возникать у детей при проведении им наркоза? Есть ли тут особенности в сравнении со взрослыми пациентами?

Наумов Дмитрий Юрьевич: «Специфика применения общей анестезии у детей связана с особенностями детского организма. Так, у новорожденных понижена чувствительность к некоторым наркотическим веществам, поэтому концентрация их в крови по сравнению со взрослыми пациентами иногда требуется на 30% выше. При этом возрастает вероятность передозировки и угнетения дыхания, и как следствие гипоксии. Есть ряд препаратов, которые никогда не применяются при проведении наркоза детям.
Кислород является неотъемлемой частью любой ингаляционной анестезии. Вместе с тем, на сегодняшний день хорошо известно, что у недоношенных детей гипероксигенизация (применение 100% кислорода) может вести к резкой вазоконстрикции сосудов незрелой сетчатки, вызывающей ретролентальную фиброплазию и слепоту. В ЦНС она ведет к нарушению терморегуляции и психических функций, судорожному синдрому. В легких гипероксия вызывает воспаление слизистой оболочки дыхательных путей и разрушение сурфактанта. Все эти особенности анестезиолог должен обязательно знать и учитывать.
В детском возрасте несовершенна система терморегуляции, поэтому необходимо особое внимание уделять поддержанию постоянной температуры тела и не допускать как переохлаждения, так и перегревания, способного привести к очень опасному для жизни осложнению – гипертермии (частота данного осложнения встречается редко, примерно 1: 100 000 случаев, тем опаснее оно, если вдруг возникнет. Обычно анестезиологи не готовы к встрече с подобной проблемой, т.к. за всю свою практику обычно с ней не сталкивались). Также к числу специфических осложнений общей анестезии у детей относятся судороги, развитие которых может быть связано с гипокальциемией, гипоксией, а также подсвязочный отек гортани. При наличии различных хронических заболеваний вероятность наступления тех или иных осложнений  наркоза у детей также, как и у взрослых, возрастает в зависимости от особенностей этих сопутствующих заболеваний. Тут всё индивидуально».

Михнин Александр Евгеньевич: «Для пациентов пожилого и детского возраста подготовка к операции под наркозом обязательно должна включать психологическую составляющую и полное снятие предоперационного эмоционального стресса. У таких пациентов нервная система отличается нестабильностью, и высока степень психогенных неврологических расстройств, которые могут вызвать осложнения общей анестезии как со стороны ЦНС, так и сердечнососудистой системы. Очень важно постоянное присутствие рядом и психологическая поддержка близких родственников для пожилых больных и родителей для пациентов-детей в периоде подготовки к операции и непосредственно перед введением наркоза».

Таким образом, современный наркоз минимально токсичен, высокоэффективен и достаточно безопасен, если его проводит опытный врач-анестезиолог. Он может быть проведён многократно без вреда здоровью пациента, если только не возникнет каких-либо осложнений. Вероятность их в современно оборудованных клиниках с высококвалифицированным персоналом не так велика. Тем не менее, всегда остаётся место риску, связанному с индивидуальными особенностями каждого человека, а также недостаточной квалификацией анестезиолога, от которого во время проведения операции под наркозом полностью зависит жизнедеятельность организма пациента.

Приведу здесь цитату с одного очень толкового ресурса onarkoze.ru: «какова вероятность смерти от наркоза в РФ? Дать однозначный ответ на этот вопрос невозможно из-за отсутствия какой-либо правдоподобной статистики. В нашей стране все факты смерти на операционном столе тщательно умалчиваются и скрываются.»

Вводя в состояние медикаментозного сна своего ребёнка, вы полностью доверяете его жизнь анестезиологу.

Одна моя знакомая, врач-косметолог престижной клиники эстетической медицины, которой часто приходится иметь дело с людьми, отдающими приоритетное значение своей внешности, в связи с чем они часто прибегают к услугам пластических хирургов, как-то сказала, что, даже будучи сама адептом культа красоты, глубоко не понимает такой легкомысленной готовности людей погружаться в наркоз без жизненных на то показаний. Ведь всегда есть вероятность из него не выйти и умереть. Причём она определила для себя эту вероятность 50/50, что, конечно, с точки зрения статистики является преувеличением, но с точки зрения здравого смысла каждого из нас, возможно, и нет. Ведь жизнь — самое ценное. Стоит ли ею рисковать без явной необходимости, даже если шанс погибнуть — один из миллиона, каждый решает для себя сам.

Ссылки:
1. Левичев Эдуард Александрович, диссертация на соискание степени к.м.н. по специальности «Анестезиология и реаниматология» на тему «Профилактика регургитации и аспирации при проведении общей анестезии у срочных больных», 2006 г. — с. 137
2. Владимир Кочкин, журнал «Мама и малыш», №2, 2006

Осторожно, слинг, или, снимите это немедленно!

Sorry, there are no polls available at the moment.

Михнина А.А.

Слинг (sling) — приспособление для переноски детей с рождения до двух лет. Его история насчитывает тысячелетия: во многих культурах было принято носить новорожденных детей в платках, передниках, шарфах, лоскутных держателях и других перевязях.

Цитата из описания к слингу: «Нехитрое приспособление, являющееся безопасным и физиологичным для ребёнка, успело завоевать любовь современных мам и детей».

Преимущества слингов для родителей:

— Положив ребенка в слинг, женщине становится легко, поскольку вес малыша не ощущается.

— У мамы освобождаются руки: можно загрузить стиральную машинку, развесить бельё, приготовить обед, полить цветы и даже погладить белье, посадив малыша за спину.

— У женщины появляется полная свобода передвижения. Она вольна подняться или спуститься по ступенькам любого здания, проехать на общественном транспорте, а стало быть, наведаться в гости или культурно разнообразить свой досуг.

— Появляется возможность незаметно для окружающих покормить младенца, поскольку он скрыт тканью от посторонних глаз.

— Слинг весьма компактен, а значит, подобно громоздкой коляске, не «съест» домашнее пространство.

С точки зрения мамы – всё понятно. Но вот так ли однозначна ситуация с ношением в слинге с точки зрения здоровья ребёнка? Давайте попробуем разобраться.

Цитата из того же описания слинга:

«Польза слинга для ребёнка:

— Есть возможность постоянно находиться рядом с мамой, испытывать контакт «сердцем к сердцу», а значит лучше расти и развиваться, адаптироваться к внешнему миру.

— Соучастие в маминых делах, постоянный зрительный контакт. А ведь наблюдение — это один из первых способов познания окружающего мира. Изначально малыш является пассивным наблюдателем, впитывающим в себя информацию. Лишь позже он начнёт познавать мир, действуя и экспериментируя.

— Слинг нивелирует колики. Многие новорождённые испытывают регулярные боли в животе, причиной которых является незрелость органов пищеварения. Тёплый мамин живот, прижатый к животику малыша, помогает ему расслабиться и уменьшить дискомфорт.

Как показывает практика, дети, родители которых практиковали слинг, становятся более самостоятельными и независимыми. Дело в том, что ребёнок в слинге находится в естественном положении, а, стало быть, движется и меняет позы вслед за своей мамой. Благодаря этому у малыша постоянно напрягается и тренируется та или иная группа мышц, а также вестибулярный аппарат».

А есть ли недостатки?

На самом деле с точки зрения ношения в слинге неокрепшего новорожденного, у которого ещё не сформирован скелет, косточки мягкие, конечности не приняли окончательного правильного положения, т.к. из непроизвольно принимаемых его телом поз доминирует внутриутробная укладка, мышцы также не окрепли и находятся в тонусе, связочный аппарат слабый и ещё не развитый, ведь мышцы ещё не начали работу, (а уж что говорить про многочисленные родовые травмы, которые у многих малышей даже и не выявлены), то ношение в слинге выглядит скорее явным злом, чем какой-то осмысленно полезной процедурой.

  Придя на приём к детскому массажисту со стажем с ребёнком, уложенным в слинг, я услышала: «Снимите это немедленно!». Я поинтересовалась, почему так категорично?
Через руки этого опытного специалиста прошло множество детишек разных возрастов. По его словам, детки, которых носят в слинге с рождения, «кривеют». Их тело напряжено неравномерно, развитие двигательных навыков идет несинхронно, мышцы нарастают неравномерно и часто ассиметрично. В будущем у них с высокой долей вероятности возникнет сколиоз.
Эти опасения мне подтвердили ещё несколько опрошенных опытных грудничковых массажистов. Мышечный аппарат новорожденного напрягается при лежании в слинге неравномерно, что приводит к различным патологиям и усугублению проблем, вызванных гипертонусом. Утверждение, что малыш в слинге находится «как у мамы на руках», довольно несостоятельно. Любой, кто хоть раз повязывал на себя новорожденного в слинге, подтвердит, что (при соблюдении инструкций по его правильной намотке и выбору положения для новорожденного «Колыбелька») ребёнок оказывается плотно примотан к телу носящего его человека и, по сути, совершенно обездвижен. Поза же на руках у матери не сковывает движений ребёнка.

Во-первых, мать не мраморная статуя и постоянно совершает руками различные шевеления, качания, перемещения поддерживающих ладоней, чтобы собственные руки не затекали. Тело ребёнка непрерывно незначительно изгибается и стимулируется пальцами матери.

Во-вторых, ребёнок, даже спящий и спелёнутый, может потягиваться, выгибаться при пукании, поворачивать головку и крутить шеей при срыгивании или, будучи неспелёнутым, сучить ножками или рефлекторно вскидывать ручки. А уж после 1,5 месяцев малыш вовсю начинает двигаться, и периоды его бодрствования ощутимо увеличиваются.
Таким образом, на руках у матери тело малыша находится не в статичном зафиксированном положении, пусть и называемом сторонниками слингов физиологичным, а в подвижном и свободном.
Кроме того, попробуйте-ка обеспечить малышу равную продолжительность пребывания в слинге в каждой одобренной для ношения позе, например, уложенным к правой, а затем к левой груди матери головой, или зафиксированным за спиной! А ведь только более-менее равномерно «напрягая» тело ребёнка при фиксации в той или иной позе, можно обеспечить профилактику того самого «окривения», о котором говорят массажисты. Но почти всегда у мам есть «любимая поза» для ношения детей, да и перекладывать ребёнка через равные интервалы времени сможет далеко не каждый даже самый ответственный слинго-родитель.
А ведь сама по себе укладка новорожденного в позу «колыбелька» далеко не столь очевидно понятна, как кажется, даже после прочтения инструкции с картинками и просмотра учебных фильмов по использованию слингов. Во-первых, размеры детей и матерей разные, поэтому намотка слингов получается несколько разной для каждой конкретной ситуации мать-дитя, во-вторых та самая «физиологичная поза» для ношения новорожденного в слинге есть поза эмбирона, что подтвердил мне кандидат медицинских наук, детский врач педиатр-невролог, массажист со стажем — ведущий мануальный специалист детских клиник»Инфант»и»Медуница». И только она!

А сумеете ли вы аккуратно и правильно уложить ребёнка в позу эмбриона?! Вы в этом уверены?

Ну, и отдельного упоминания заслуживают случаи с детьми, имеющими родовые травмы. А ведь по статистике, озвучиваемой детскими неврологами, это более 80% всех младенцев (Замаратский П. Г. «Причина болезни – родовая травма». Цитата из данной работы: «Не существует неврологически здоровых детей. У 70-80% страдает шейный отдел спинного мозга, у 35-40% – грудной и поясничный отдел», с сайта клиники доктора Бобыря http://www.spina.ru «Данные современной статистики свидетельствуют о том, что около 80-90% новорожденных имеют травмы шейного отдела позвоночника. Повреждения могут быть различной степени. Уже в первые недели, в некоторых случаях даже дни после рождения заметны явные отклонения. Незначительные, легкой степени травмы могут не проявлять себя долгое время.»)!

Если у ребёнка повреждён шейный или поясничный отдел позвоночника, то ему требуется совершенно особая укладка и фиксация повреждённого участка специальной шиной. И уж, тем более, избегание любого статичного напряжения мышц, которые и так находятся в болезненном гипертонусе в области повреждения, чего при ношении в слинге обеспечить невозможно.

Таким образом, в слинге можно безбоязненно носить (при условии соблюдения техники укладки/усаживания) только абсолютно здорового и уже окрепшего (старше 3 мес.) малыша. Причём для такого возраста физиологичной и полезной для профилактики дисплазии тазобедренных суставов будет поза: сидя лицом к матери с разведёнными по бокам от её тела ногами.
Ну, и, не стоит забывать, что всё хорошо в меру. Ребёнок не должен жить в слинге. Ему необходимо развивать двигательные навыки, учится переворачиваться, садиться, хватать….            Любое приспособление для ношения ребенка не предназначено для ежедневного длительного использования. Обычно производители не указывают, в течение какого времени вы можете использовать эти приспособления без вреда для себя и ребенка. На сайте ассоциации слингоконсультантов России есть раздел, содержащий принципы безопасного ношения ребенка в слинге. Одако даже там об ограничениях по длительности ношения малыша в слинге написано весьма уклончиво: рекоменуется вытаскивать ребенка из слинга каждый час для разминки. Рекомендательный характер, не предостережеие, не указание, а так. Тем не менее, поискав различные ответы на вопросы и интервью со специалистами, а также опросив некоторых врачей сама, я могу привести другие указания. Российские врачи-ортопеды предупреждают, что, исходя из накопленного опыта осмотра детей после ношения их в различных переносках, нахождение в них малышей в возрасте до 7 месяцев дольше 1-2 часов в день вредит несформированному позвоночнику ребенка. Есть мнения и о максимуме 30-45 минут.
На сколько полчаса в день решают постулированные в качестве преимуществ использования слингов вопросы, и стоят ли они потраченных на качественный слинг денег?