Как бороться с приступами депрессии (простая житейская инструкция)

F2F077E4-8930-43B6-81FA-DC19B67E7ECA

Некоторые люди более других склонны к серьёзным «загрузам», которые перерастают в депрессии.

Типичным состоянием, провоцирующим перепады настроения, нередко доходящие до депрессии (апатия +меланхолия) является первый триместр беременности, когда даже вполне психологически благополучные женщины могут вдруг ощутить себя беспричинно, но глубоко несчастными. Виной всему гормоны.

Тем обиднее депрессивные настроения беременным, что ожидание ребёнка — позитивное событие. И с точки зрения влияния эмоционального фона матери на развитие плода желательно, конечно, чтобы женщина испытывала поменьше неприятных ощущений и негативных эмоций.

В этой короткой заметке поделюсь собственным опытом переживания таких состояний. Тем более, что последнее случилось буквально недавно, поскольку я сейчас беременна, и первый триместр прошёл для меня под знаком «тошно, сонно, грустно, ничего не хочется»

В отдельные дни, когда меня накрывало депрессивное апатичное настроение и в голову лезла всякая тоскливая муть, я справлялась с этим усилием воли (естественно, само ничего не происходит ). 

Что конкретно помогало мне уйти от мыслей типа: «ну, все, жизнь кончена», «зачем я, старая дура…», «а как с тремя справляться-то, я не справлюсь!», «я плохая мать», «а если с мужем что случится?», «куда катится этот мир? не место в нем светлым существам», «боже, как я уже растолстела!», и т.д. и т.п.

Пошагово ❗️ Continue reading

Вакцинация ради вакцинации. Издержки тотального охвата прививками.

Михнина А.А.

“Вакцины стали жертвой собственной эффективности!” — статью именно с таким заголовком я недавно прочитала в одном электронном медицинском издании, претендующем на профессиональное суждение. И задумалась я над этим заголовком: а что, собственно, означает данная фраза?

Эффективность вакцин принято измерять по двум направлениям — иммунологическая эффективность и эпидемиологическая эффективность. Причем первая — совсем не гарантия второй.
Если под иммунологической эффективностью вакцины принято понимать способность препарата вызывать иммунный ответ у привитого, то эффективность иммунизации – это различия в заболеваемости в группе привитых и непривитых лиц [1,2].

Авторы статьи не уточнили, о какой эффективности они ведут речь, но из контекста можно сделать вывод, что об эпидемиологической.

По их мнению, данная эффективность привела к прекращению циркуляции среди населения большинства вакцино-контролируемых инфекций. В результате этого люди перестали видеть вокруг себя реальные ужасы всех этих заболеваний, перестали бояться и начали массово отказываться от вакцинации, (справедливо — прим. мое) полагая, что риск заражения ими или получения осложнений от данных болезней реально ниже риска проблем со здоровьем, которые могут спровоцировать вакцины.

Посыл статьи таков, что скоро мы вернемся к временам эпидемий и столкнемся опять со всеми ужасами инфекционных болезней, если срочно не восстановим уровень охвата прививками, близкий к 100% (за ориентир берется оспа, для контроля над которой, согласно официальной версии исторических событий, понадобился 99% охват населения вакцинацией).

Но напрашивается логический вопрос: а разве не для того, чтобы избавить нас от массовых заболеваний и были созданы вакцины? И, если люди, наконец, достигли желаемого эффекта, не видят каждый день вокруг себя мучения и даже смерть от инфекционных заболеваний, и счастливо забыли, как ужасны эти болезни, то цель вакцинации достигнута, и можно сложить оружие и сосредоточится на других задачах?
А их у медицинской науки немало! Все новые и новые вирусы, резистентные к антибиотикам штаммы бактерий и грибков, многофакторные опухолевые процессы…

Мы же перестали сейчас прививаться от оспы. Или она стала менее опасна для человечества, чем пару столетий назад? А чем, в таком случае, отличается корь или дифтерия?
Не оправдано, наверное, проводить антикоррозийную обработку кузова автомобиля несколько раз в год, особенно, если климатические условия год от года меняются в сторону жаркого и засушливого лета.

Когда уровень заболеваемости какими-то инфекционными болезнями, взятыми под контроль, как нас уверяют, эффективными вакцинами, снова возрастет (если возрастет) до определенного критического уровня, будет логично опять задействовать все средства превентивной борьбы с их дальнейшим распространением, включая не дешевую меру — вакцинацию. До этого момента мероприятия по повышению качества санитарной обработки источников потенциального заражения, личной гигиены и повышения иммунитета населения выглядят вполне адекватно.

Тут хочется вспомнить один упрек в адрес официальной медицины и фармацевтики, продвигающих вакцины по календарю, который часто звучит из уст антипрививочников. “Вакцинация — очень доходный фармацевтический бизнес, поэтому продвижение вакцин завязано на большие деньги, перетекающие частично в карманы лоббирующих вакцинацию чиновников, а также высокопоставленных представителей медицинской элиты.”
Он звучит для многих неубедительно, — как же, как же, теория всеобщего заговора! Или даже абсурдно: “какие сверхдоходы?! Там же гигантские затраты на исследования и разработку вакцин! Да, в конце концов, пусть и с помощью коррупции лоббируют широкое их применение, но ведь вакцинация нам помогает защититься от болезней! Так что, это даже во благо населению!”

Однако, экономическая подоплека в этом вопросе играет одну из ведущих ролей. Хотя доходы фармацевтического бизнеса разработчиков вакцин в итоге генерирует преимущественно не сама продажа вакцин, а продажа лекарств привитым людям, болеющим вакциноуправляемыми заболеваниями с неустановленным диагнозом.

Как этот механизм работает:
Люди (в особенности дети, как основная прослойка населения, подлежащего плановой вакцинации от целого букета болезней), заболевшие болезнью, от которой были некогда привиты, переносят ее в смазанной нетипичной форме. Как правило, (и это подтверждается многими и многими примерами знакомых и малознакомых людей из жизни) диагноз соответствующего заболевания им НЕ ставится! Что приводит к неправильному не соответствующему лечению. Какой диагноз чаще всего при этом возникает (если болезнь протекает еще без осложнений)? — ОРВИ! Для лечения этого состояния у нас традиционно назначаются иммуностимуляторы, всяческие Арбидолы и Вифероны, жаропонижающие, спреи в горло и в нос, а также антибиотики для профилактики осложнений. Вот уже сколько всего в аптеке куплено!
Но болезнь не отступает, поскольку несоответствующим лечением мы не ускоряем выздоровление.
Тогда назначения меняются, добавляются дополнительные симптоматические средства: отхаркивающие, ингаляторы, могут назначаться другие антибиотики, плюс к ним пробиотики для восстановления кишечной флоры. Если жар сильный, то еще средства для регидратации. И так далее.
Например, лечить недиагностированный коклюш, особенно если к нему присоединится ОРВИ, что бывает нередко, можно практически бесконечно, перебирая кучу лекарств.

Проблема усугубляется тем, что не видевшие на практике яркой клинической картины этих вакциноуправляемых заболеваний врачи, кроме пожилых и умудренных опытом, коих уже почти не осталось, не способны эти болезни узнать и поставить своевременный диагноз. Они видели только смазанные атипичные формы болезни привитых пациентов, которые очень сложно без анализов отличить одно от другого и от банального ОРВИ.
Да и в сознании у многих из них сидит активно насаждаемое официальной доктриной убеждение, что привитые почти никогда этими болезнями не болеют. И не ищут они эти болезни. И не видят они их. И не ставят диагнозы: корь, коклюш, паротит….

Да и не выгодно врачам диагнозы правильные по вакциноуправляемым инфекциям ставить. План по охвату прививками 99% детей выполнить на практике не реально, а требования Главного санитарного врача никто не отменяет. За вспышки инфекций на фоне недопривитости врачей журят. А если охват прививками все-таки на уровне (98-99%, в отдельных населенных пунктах нашей Родины встречается), то тем более непонятна картина вспышек инфекций. Статистика у вакцинаторов портится. Такие данные заставят перепроверять, инспекции, комисии и проч. Никому этого не надо.

Вот и получается, что, прививаясь от инфекций-призраков[3], делая прививки ради прививок (антикор летом в тропиках), чтобы обеспечить плановый охват популяции, который в теории должен обеспечивать нам коллективный иммунитет, мы попадаем в порочный круг проблем, описанных выше. И это все мешает реальной борьбе с болезнями.

Вывод: календари прививок необходимо своевременно пересматривать  и убирать неактуальные прививки, добавляя актуальные (лихорадка Денеге, например, или лихорадка Зика, или что там еще сейчас новенького распространяющегося по планете вирусологи обнаружили) для соответствующих возрастных групп населения.

Но вакцины стоят дорого. И окупаемость наступает долго. Навреное, некоторыми нужно колоть нас сотню лет подряд, чтобы окупить затраты на их разработку и дать желаемую прибыль производителям. (К чему мы, похоже, с нашим текущим календарем прививок и движемся.) Если, конечно, не брать в рассчет фактор заработка фармацевтов на лекарствах для лечения недиагностированных вакциноуправляемых инфекций.

 

1. Медуницын Н.В. Вакцинология. — с.с.204-211.

2. Сумароков А.А., Салмин Л.В.  Прививочное дело. — с.196.

3. http://data.euro.who.int/cisid/?TabID=397443 (корь 647 случаев в 2015г. по данным ВОЗ, 834 случая по данным Роспотребназдора);

http://rospotrebnadzor.ru/upload/iblock/91a/dokument.pdf

http://data.euro.who.int/cisid/?TabID=397447 (дифтерия 2 случая в 2015г.) http://rospotrebnadzor.ru/upload/iblock/98a/difteriya.pdf

http://data.euro.who.int/cisid/?TabID=397451 (столбняк у новорожденных 0 случаев за 2005-2015г.г.); http://data.euro.who.int/cisid/?TabID=397452 (свинка 0 случаев в 2015г.);

Когда пора ехать в роддом?

Михнина А.А.

Когда же пора ехать в роддом? Этим вопросом задается каждая первородящая, а зачастую и повторнородящая женщина.

Есть классические акушерские рекомендации на этот счет, в которых говорится об экстренных ситуациях, когда в роддом нужно мчаться незамедлительно:
— открывшееся маточное кровотечение,
— резкое ухудшение самочувствия беременной женщины на фоне позднего токсикоза,
— травмы матери, которые могли повредить плоду.
Не стоит затягивать с отъездом в роддом также, если до начала регулярных схваток отошли околоплодные воды, но тут есть в запасе пара часов.

В остальных случаях нормального начала родовой деятельности рекомендуется приезжать в РД с регулярными схватками через каждые 5 минут.

Раньше времени приезжать обычно нет смысла, поскольку открытие шейки матки будет еще маленьким, собственно до рождения малыша еще далеко, и во многих роддомах в силу их большой загруженности в приемном покое женщин отправляют «погулять» (иначе говоря, разворачивают домой) до состояния более значимого раскрытия шейки матки, поскольку акушерской помощи в первом периоде родов им как правило не требуется.

Почитав рекомендации специальных психологов, методистов по техникам естественных родов, западных практиков акушерства (в частности, популярных У. и М. Сирз), можно придти к выводу, что в роддом вообще не стоит торопиться до конца первой фазы родов. Благоприятная и спокойная обстановка дома или прогулка роженицы на свежем воздухе помогает естественному протеканию и развитию родового процесса гораздо лучше, чем больничный стресс. Свобода в принятии поз и смене обстановки (ванна, прогулка, постель, мягкое кресло, фитбол, танец и проч.) помогают раскрытию матки. В стационаре же свобода поведения роженицы и положения ее тела в пространстве как правило довольно сильно ограничена. Учитывая еще и растущий сегодня негатив и недоверие женщин к персоналу российских роддомов, стремление многих к минимуму вмешательств в родовой процесс и желание подольше находиться в окружении близких, ощущая их поддержку, велик соблазн приехать в роддом к самым потугам, чтобы только залезть на кресло и родить. Вот тут и хочется предостеречь женщин от возможных негативных последствий подобных действий.

В качестве предисловия приведу описание стадий родового процесса:

Первый период родов — самый продолжительный. Он состоит из нескольких последовательных этапов (фаз).

● I Латентная фаза: начинается с установления регулярного ритма схваток и заканчивается сглаживанием шейки матки и раскрытием маточного зева на 3–4 см. Продолжительность фазы около 5–6 часов. Фазу называют «латентной», потому что схватки в этот период безболезненные или малоболезненные, при физиологических родах нет нужды в медикаментозной терапии, скорость раскрытия составляет 0,35 см/ч.

● II Активная фаза: начинается после раскрытия маточного зева на 4 см. Характерна интенсивная родовая деятельность и довольно быстрое дальнейшее раскрытие. Средняя продолжительность фазы составляет 3–4 часа. Скорость раскрытия у первородящих составляет 1,5–2 см/ч, у повторнородящих 2–2,5 см/ч.

● III Фаза замедления: длится от раскрытия шейки матки на 8 см до полного раскрытия. У первородящих длительность составляет от 40 минут до 2-х часов. У повторнородящих фаза может отсутствовать. Клиническое проявление данной фазы не всегда выражено, но её выделение необходимо для избежания необоснованного назначения родостимулящии, если в период раскрытия шейки от 8 до 10 см возникнет впечатление, что родовая деятельность ослабла. Изменение протекания родовой деятельности связано с тем, что в это время головка достигает плоскости узкой части малого таза, плоду следует миновать её медленно и спокойно.

Второй период родов — изгнание плода.

Начинается с полного открытия маточного зева и включает в себя не только механическое изгнание плода, но также его подготовку к самостоятельной жизни вне материнской утробы. Происходит изменение формы головы плода — кости черепа плода конфигурируют для прохода через родовой канал.
Продолжительность данного периода у первородящих составляет 30–60 минут, у повторнородящих — 15–20 минут.

Обычно для рождения младенца достаточно 5–10 потуг. При более длительных потугах происходит уменьшение маточно- плацентарного кровообращения, что может повлиять на шейный отдел позвоночника плода.

Общая продолжительность первого и второго периодов родов в среднем у первородящих составляет 10–12 ч, у повторнородящих — 6–8 ч. Различия в продолжительности родов у первородящих и повторнородящих отмечают, главным образом, в латентной фазе первого периода родов, тогда как в активной фазе существенных различий нет.

Третий период родов — рождение плаценты.

После рождения плода происходит резкое уменьшение объёма матки. Через 5–7 мин после рождения плода на протяжении 2–3 схваток происходит изгнание последа. Перед этим дно матки расположено на уровне пупка. Несколько минут матка находится в состоянии покоя, возникающие схватки безболезненны. Кровотечение из матки незначительное или отсутствует. После полного отделения плаценты от плацентарной площадки дно матки поднимается выше пупка и отклоняется вправо. Контуры матки приобретают форму песочных часов, так как в нижнем её отделе находится отделившееся детское место. При появлении потуги происходит рождение последа. После рождения последа матка приобретает плотность, становится округлой, располагается симметрично, её дно находится между пупком и лоном.

В случае непервых родов ситуация иногда развивается по весьма неожиданному сценарию, и нарастание схваток до частоты 2-3 минуты может произойти в течение часа-двух от их начала. Тут тоже не стоит доверяться советам отложить отъезд в роддом до момента полного раскрытия, т.к. можно банально не успеть и почувствовать потуги, находясь за несколько километров от родовспомогательного учреждения. Если, конечно, вы не любительница экстремальных ситуаций.

Итак, существует проблема патологического протекания прелиминарной (латентной) фазы первого периода родов. И встречается она не так уж редко.
Во время латентной фазы ощущения роженицы должны быть минимально дискомфортными на всем протяжении перехода из подготовительной фазы родов в активную. Болевые ощущения в пределах обычных менструальных болей, схватки хотя и регулярные, но редкие и малоболезненные, похожие, скорее, на потягивания внизу живота и в области поясницы. В таком состоянии женщина может находиться достаточно продолжительное время, вести привычный образ жизни, полноценно отдыхать, спать.

При патологическом протекании латентной фазы схватки нарастают, не приводя к необходимому раскрытию шейки матки. В итоге после нескольких часов сильных болевых ощущений к концу латентной фазы раскрытие может не превышать пары сантиметров. Дальнейший ход родов может при этом идти по самым разным сценариям от применения размягчающих шейку и родостимулирующих препаратов до операции Кесарева сечения. Чаще всего переутомление роженицы из-за мучительной патологически протекавшей латентной фазы приводит к дискоординации родовой деятельности, разрывам у матери, потере сил, приостановке родовой деятельности, гипоксии плода, плохим потугам и в результате травмирующим мероприятиям по извлечению ребенка из родовых путей.

В целом совет в отношении того, когда же все-таки разумно появиться в приемном покое родильного дома, если нет опасных симптомов, описанных в начале статьи, и не начали отходить околоплодные воды, таков: отправляйтесь в роддом как только у вас появились регулярные схватки!

Пусть даже они идут с интервалом в 30 минут.
Врачи посмотрят динамику родового процесса на месте, и проведут, при необходимости, медицинские манипуляции для избежания ненужных эксцессов и осложнений в родах.

И немного примеров из жизни (мой личный опыт):

первого ребенка я рожала 16 часов, вдоволь «насладившись» сильными схватками в прелиминарном периоде. Начавшись в 23 часа с интервалом в 15 мин., схватки «раскочегарились» примерно к часу ночи так, что я не могла вылезти из ванны, сидя под душем и продыхивая их как паровоз. Иначе было очень больно, терпение быстро заканчивалось. Ванна здорово отвлекала. Только к 6 утра периодичность схваток стала раз в 8 минут, и я поехала в роддом. Там поставили раскрытие 3 см! Всего-то, за 7 часов мучений!!! При этом я уже была порядком измотана бессонной ночью и сильной болью. Сделали укол Но-Шпы и отправили вродзал. К 8 утра схватки стали дискоординированными, то через 5 минут, то через 8. На смену вышла новая родильная бригада, в 9 утра мне поставили окситоцин и сделали амниотомию, через час — полное раскрытие. Но плод высоко, нужно опускать. И еще 3 часа мучительных схваток под окситоцином, ребенок вошел в родовые пути. Потуги не ощущались. И сил на них у меня уже не осталось. Последний период второй фазы родов прошел как в тумане под команды акушерки «тужься!», «не тужься»!. Тужилась я плохо, применили метод Кристеллера (надавливание на верхнюю часть живота роженицы). Малыш родился с гипоксией и небольшой травмой шеи. Гипертонус, повышенная возбудимость, плохой сон, плохое пищеварение. Год потом занимались с ним реабилитирцющими занятиями: массаж, остеопат, бассейн. А могло быть гораздо хуже! По мнению врача, который вел эти роды, у меня был тот самый патологический прелиминарный период. И затягивать с визитом в роддом до утра мне не следовало.

Вторые роды через 3 года. Я настраивалась на похожий сценарий, только поменьше продолжительностью во времени. Часов 8-10. В итоге схватки начались в 6 утра с интервалом в 10 минут, а в 10 утра того же дня я уже прижимала к груди своего второго сына! В роддом я приехала уже с полным раскрытием, но плод стоял высоко, и если бы не выполнили своевременно амниотомию и не подобрали нужную позу для эффективного опускания ребенка, неизвестно, как бы протекали дальше мои роды. Схватки были очень сильны и интенсивны, но потуги могли не начаться сами при высоко находящемся ребенке, я бы, возможно, опять измоталась, и пошла бы дискоординация родовой деятельности. Вероятно, могло все закончиться экстренным Кесаревым сечением, поскольку было подозрение на крупный плод (4 кг) при моем узком тазе. К счастью, я попала в руки акушеров как раз во время! И родила, как говорят, «что песню спела»: быстро, без вспомогательных медикаментов и процедур (только поверхностная эпизиотомия), малыш 9/10 по шкале Апгар. В случае этих родов с визитом в роддом не стоило затягивать, поскольку я могла банально не успеть доехать 🙂

Вот такие непохожие роды одной женщины.

Желаю всем легких родов и здоровых малышей!